При подобном подходе определения природы сделки по возврату размещенных (переданных) денежных средств, представляется, что игнорируется не только природа непосредственно договора, на основании которого совершается действие, но и требования возвратности денежных средств, предусмотренного ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности. Указанное требование выступает условием размещения (предоставления) кредитных ресурсов банка. Уступка права требования возврата суммы кредита субъектам небанковской системы нарушает как частные интересы субъектов гражданского оборота (в том числе вкладчиков), так и публичные интересы государства, выражающиеся в развитии и укреплении банковской системы Российской Федерации, обеспечении эффективного и бесперебойного функционирования платежной системы (абз. 2 и 3 ст. 2 Закона о Банке России).

Действия по размещению (предоставлению) денежных средств банка и их последующему возврату являются однопорядковыми, находящимися в одной цепи действий, совершение которых очерчено сферой действия кредитного договора. Отношения экономического базиса по движению капитала от кредитной организации к заемщику и обратно однородны, а поэтому подлежат урегулированию как отношения с единой правовой природой.

Их существо нельзя развести в зависимости от направленности движения денежных средств, так же как это нельзя сделать в отношении других групп отношений, возникающих по поводу осуществления любой банковской операции, предусмотренной ч. 1 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности.

На основании того или иного договора, призванного опосредовать ту или иную банковскую операцию, возникает в том числе и денежное обязательство, объект которого (действие по совершению платежа) находится в единой цепи с действием, признанным как банковская операция. Так, на основании договора банковского вклада, считающегося заключенным с момента передачи вклада банку, возникает денежное обязательство, объектом которого выступает действие, связанное с возвратом вклада и уплатой процентов вкладчику. В договоре банковского счета действие по открытию и ведению счета также предполагает наличие действия по выплате денежных средств клиенту (лицу, указанному клиентом). При банковской гарантии (односторонней сделке) существует обязанность совершить действие по выплате бенефициару определенной денежной суммы и т.д.

Все перечисленные действия объединяет не только то, что они выступают объектом денежного обязательства, но и то, что существуют в банковской сфере, в пределах которой только и могут быть реализованы. Другими словами, речь идет о специальном субъекте отношений – банке (иной кредитной организации). Если же допустить возможность замены в денежном обязательстве данного специального субъекта на некредитную организацию для совершения непредусмотренных ч. 1 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности действий, каждое из которых связано с банковской операцией, поскольку попадают в сферу действия одного договора (кредитного договора, договора банковского вклада, договора банковского счета) или односторонней сделки (банковской гарантии), то ставится под сомнение необходимость существования банковской сферы как таковой и банковских специальных субъектов (банков, небанковских кредитных организаций) в частности.

Возможность замены одной кредитной организации на другую в денежном обязательстве как при уступке права требования, так и переводе долга основывается, в частности, на том, что в обязательстве по возврату кредита личность кредитора не имеет существенного значения (что, естественно, отвечает природе денежного обязательства). Однако это не означает, что такой кредитор может быть заменен на любой другой субъект права, не являющийся кредитной организацией.

Исполнение обязательств по возврату кредита, вклада, денежных средств, находящихся на счете на основании договора банковского счета, существуют в одной плоскости – банковской сфере. Исключить участие кредитной организации из цепи действий, опосредуемых банковским договором, невозможно, так же как невозможно заменить предмет исполнения денежных обязательств (денежных средств) на любой другой объект гражданского права. Каждая из банковских операций ч. 1 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности обозначает действие, являющееся квалифицирующим для определения сущности банковского договора, заключением которого опосредуется совершение и других действий, выступающих объектом отношений, возникающих из такого договора. Так, размещение денежных средств определяет сущность кредитного договора, который, в свою очередь, формирует условия существования всех тех обязательств, которые возникают на его основе.

§4. Принципы банковского кредита и условия банковского кредитования

В современной научной литературе неоднократно предпринимались попытки не только обозначить и раскрыть сущность принципов кредитования, но и выделить их целевые группы: общие и специальные, основные и дополнительные. Как правило, безапелляционно называют три основных принципа банковского кредитования, представляющих собой, как отмечают некоторые ученые, «основу, главный элемент системы кредитования, поскольку отражают сущность и содержание кредита, а также требование объективных экономических законов, в том числе и в области кредитных отношений» [103] . Речь идет об условиях возвратности, платности и срочности, зафиксированных в ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности.

Категория «принципы кредитования» («принципы банковского кредитования»), сущность которых сводится к правовым принципам, привлекает внимание ученых уже ни одно десятилетие.

Так, Я. А. Куник отмечал, что «кредитные учреждения предоставляют своим клиентам ссуды, основываясь на определенных принципах, закрепленных соответствующими нормативными актами и поэтому выступающих в качестве правовых принципов» [104] (курсив мой. – С. С.).

На данные качества принципов кредитования указывал К. К. Лебедев: «Банковское кредитование социалистических организаций опирается на ряд правовых принципов» [105] (курсив мой. – С. С.). Об этом же писал и В. Ф. Кузьмин, усматривающий за принципами кредитования признаки «основополагающих правил, по которым строятся все взаимоотношения между ссудополучателями и учреждениями банков» [106] .

Основным же квалифицирующим признаком отнесения принципов банковского кредитования к правовым принципам на протяжении трех десятилетий (60-е, 70-е и 80-е годы) выступал их нормативный характер. В частности, в начале 60-х Н. С. Малеин писал, что «принципы банковского кредитования находят свое отражение в нормативных актах, регулирующих кредитно-расчетные отношения, и служат основой контроля рублем за хозяйственной деятельностью со стороны банка» [107] . А в конце 80-х уже другой ученый А. И. Масляев указывал на то, что «правовое регулирование расчетных и кредитных отношений характеризуется рядом основных нормативно закрепленных положений – принципов расчетов и кредитования» [108] .

Таким образом, можно утверждать, что господствующая доктрина эпохи социализма относила принципы банковского кредитования к разряду правовых принципов. Под последними же было принято понимать «руководящие положения советского права, его основные начала, выражающие объективные закономерности, тенденции и потребности общества, определяющие сущность всей системы, отрасли или института права и имеющие в силу их правового закрепления общеобязательное значение» [109] .

Перечень принципов банковского кредитования в период плановой экономики не претерпел существенных изменений. Так, если в начале 60-х годов ученые отмечали, что «правовое регулирование кредитования основывается на плановом характере народного хозяйства и социалистической собственности; организующей роли банка и сосредоточении в нем денежных средств и расчетов между социалистическими организациями; прямом, срочном, возвратном и целевом характере банковских ссуд, а также различии между собственными и заемными средствами» [110] , то в конце 80-х учеными выделялись принцип плановости, прямого кредитования, целевой характер (целенаправленность), срочность, возвратность, обеспечение кредитов залогом, возмездность [111] . При этом нормативная база, закрепляющая указанные принципы, сводилась к Уставу Госбанка СССР [112] , уставу Стройбанка СССР 1981 [113] , Основным положениям о банковском кредите [114] и некоторым другим. Обращает на себя внимание и тот факт, что и содержание указанных принципов не претерпело существенных изменений на протяжении нескольких десятилетий.