К принципам банковского кредита следует отнести принцип:

исключительного участия банка на стороне кредитора;

исключительного использования денег в качестве кредита;

исключительного использования конструкции кредитного договора;

стабильности банковского кредитования, выражающийся, в первую очередь в недопустимости изменения процентной ставки по кредиту в одностороннем порядке;

плановости.

Принцип исключительного участия банка определяет необходимость участия банка во всей цепи действий, связанных как с предоставлением, так и с возвратом суммы кредита. Исключительность участия банка не только определяет возможность использования в качестве кредитных ресурсов привлеченные денежные средства, не только исключительное использование конструкции кредитного договора при размещении своих денежных средств, но и обеспечивает гарантию слабой стороне (заемщику) в том, что он уверен в добросовестности своего контрагента (банка) как специального субъекта права, деятельность которого подконтрольна Банку России. Выпадение банка из цепи на любой стадии движения денежных средств (кредита) влечет потерю банковским кредитом своего сущностного элемента, а следовательно, теряется смысл существования банков как посредника на рынке капитала в отношениях экономического базиса.

Данный принцип находит выражение в нормах как Гражданского кодекса РФ, так и банковского законодательства. В Гражданском кодексе РФ закрепление принципа исключительного участия банка на стороне кредитора в первую очередь осуществлено в п. 1 ст. 819, определяющем субъектный состав договора банковского кредита, когда на стороне кредитора императивно предписывается участие банка или иной кредитной организации. Опосредованно данный принцип проходит через содержание норм: о финансировании под уступку денежного требования (глава 43 ГК РФ); о банковском вкладе и банковском счете (главы 44 и 45 ГК РФ); о расчетах (глава 46 ГК РФ). В банковском законодательстве указанный принцип находит выражение в нормах Закона о банках и банковской деятельности, определяющих: понятие кредитной организации и непосредственно банка (ст. 1); содержание банковских операций, среди которых ключевой выступает операция по размещению денежных средств от своего имени и за свой счет (ст. 5); последствия осуществления банковских операций субъектами небанковской деятельности (ст. 13); режим информации о клиенте и его операциях (ст. 26) и др. Исключительным участием банка в процессе движения денег к заемщику и обратно пронизано законодательство о валютном регулировании и валютном контроле, о кредитных историях, о банкротстве кредитных организаций. Реализация этого принципа прослеживается и через нормы Уголовного кодекса РФ, прежде всего определяющих последствия осуществления незаконной банковской деятельности (ст. 172).

Принцип исключительного использования денег в качестве кредита основывается на сущности деятельности кредитных организаций по совершению банковских операций, основным (а в большинстве случаев, единственным) предметом которых выступают денежные средства. Банк не может осуществлять ни страховую, ни производственную, ни торговую деятельность. Использование иного имущества, кроме денег, нетипично для банковской сферы и находит выражение, как правило, лишь при создании кредитной организации путем ее учреждения, когда допускается внесение в качестве вклада в уставный капитал кредитной организации, в частности, недвижимого имущества. При этом в отношении такой недвижимости установлены требования: в ней должна будет размещаться кредитная организация; она должна принадлежать на праве собственности учредителю; такая недвижимость не может быть обременена какими-либо правами третьих лиц. Ограниченное использование банком иного имущества, отличного от денег (ценных бумаг, драгоценного металла), исключает возможность выступления банка в качестве торговца каким-либо иным имуществом, что выражается в недопустимости использования в банковской практике такого способа прекращения обязательства, как отступное (ст. 409 ГК РФ) [139] .

Принцип исключительного использования денег в качестве кредита нашел прямое отражение в п. 1 ст. 819 ГК РФ, согласно которому кредитор «обязуется предоставить денежные средства (кредит)…». Кроме того, указание на деньги как единственно возможный предмет банковских операций подп. 1, 2 и 3 ч. 1 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности обусловливает косвенное проникновение приведенного принципа в процесс банковского кредитования.

Принцип исключительного использования кредитного договора основывается на ограниченной сфере использования данной договорной конструкции. Хозяйственная практика определила необходимость существования такого договора, который, во-первых, стал бы гарантом получения необходимой для ведения хозяйственной деятельности денежной суммы, во-вторых, обезопасил бы хозяйствующих субъектов от риска появления на стороне кредитора недобросовестных субъектов, в-третьих, обеспечил бы стабильность взаимоотношений сторон по предоставлению и возврату денежных сумм. Кредитный договор, построенный по консенсуальной конструкции, предполагающий всегда участие на стороне кредитора специального финансового института (банка), предусматривающий необходимый перечень существенных условий (предоставление денежных средств в оговоренной сумме на конкретный срок с уплатой установленных соглашением процентов), стал основой стабильности гражданского оборота.

Принцип использования конструкции кредитного договора непосредственно находит отражение в п. 1 ст. 819 ГК РФ.

Принцип стабильности банковского кредитования выступает как следствие предыдущего принципа. В основе данного принципа лежит недопустимость одностороннего изменения условий банковского кредитования, что закреплено в ч. 2 ст. 29 Закона о банках и банковской деятельности: «Кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами, за исключением случаев, предусмотренных законом или договором с клиентом». При этом возможность обхода указанного ограничения посредством включения соответствующего условия в договор с клиентом имеет свои границы. Так, Федеральным законом от 2 ноября 2007 г. № 248-ФЗ «О внесении изменения в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» [140] ст. 29 названного Закона была дополнена частью третьей, согласно которой «по договору банковского вклада (депозита), внесенного гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока либо по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, банком не может быть в одностороннем порядке сокращен срок действия этого договора, уменьшен размер процентов, увеличено или установлено комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом». Данную норму необходимо рассматривать как первый существенный шаг в реализации принципа стабильности отношений, складывающихся между банком и их клиентами по поводу привлечения денежных средств во вклады, в полном объеме. Несмотря на то что данное нововведение не коснулось банковского кредитования, не вызывает сомнения, что правовая природа взаимоотношений банка и вкладчика – физического лица мало чем отличается от взаимоотношений банка и заемщика – физического лица. Тем более, при банковском кредитовании «планка», которую может поднять банк по изменению процентов, ограничивается, видимо, лишь ст. 10 ГК РФ. В этой связи считаем, что и при кредитовании физических лиц изменение условий кредитования в одностороннем порядке допустимо только в силу закона, но не соглашения сторон.

Принцип плановости, как и принцип стабильности, выступает следствием принципа исключительного использования конструкции кредитного договора. Субъекты права, испытывающие потребности в кредитных ресурсах, заинтересованы не только в добросовестности кредитора, но и в уверенности получения определенной денежной суммы в установленный срок и в необходимом размере, что обеспечивает возможность планирования их использования, совершения определенных приготовлений для более эффективного использования. Принцип плановости выражается в обязанности банка предоставить денежные средства, а следовательно, подтверждает исключительность использования конструкции кредитного договора. Законодательным выражением данного принципа выступает формулировка п. 1 ст. 819 ГК РФ о том, что на кредиторе лежит обязанность. Именно возложение бремени на банк в виде обязанности предоставить кредит выводит банковский кредит за сферу обращения денег, которые используются в качестве заемных, но не кредитных ресурсов в их узком смысловом значении.