В-третьих, если обратиться к структуре глав Гражданского кодекса, посвященных, в частности, купле-продаже, аренде, подряду, то можно с уверенностью утверждать, что законодательная позиция определения видов гражданско-правовых договоров в рамках соответствующих глав выражается иначе, чем посредством использования отсылочных норм.

Таким образом, все параграфы главы 42 ГК РФ регулируют самостоятельные виды договорных конструкций, а именно договор займа, кредитный договор, договор товарного кредита, и обязательство, возникающее из коммерческого кредита.

Возвращаясь к структуре главы 42, заметим, что параграф второй «Кредит» гл. 42 посвящен непосредственно банковскому кредиту, а не кредиту вообще. В свою очередь, параграф третий «Товарный и коммерческий кредит» данной главы, напротив, четко выделяет еще две разновидности кредита помимо той, которая указана во втором параграфе. Поэтому для устранения искаженного толкования структуры главы 42 ГК РФ представляется возможным уточнить название параграфа второго и сформулировать его как банковский кредит, что позволит четко разграничить разновидности общей категории «кредит».

Большинство договорных (возмездных) конструкций имеют двусторонний характер, состоят из двух основных обязательств, содержание которых выражается в наличии соответствующих субъективных прав и корреспондирующих им субъективных обязанностей. Одно из таких обязательств, как правило, связано с передачей денежных средств в оплату товара, работ или услуг и поэтому является характерным для всех договоров, не отражая тем самым специфики каждого из них. Следовательно, встречное обязательство обязательству по передаче денег можно рассматривать как квалифицирующее для определения существа гражданско-правового договора, которое, в свою очередь, и нашло отражение в названии глав и параграфов части второй Гражданского кодекса. При определении такого квалифицирующего обязательства можно руководствоваться законодательным приемом, нашедшим выражение при определении применимого права к договору в рамках ст. 1211 ГК РФ. Речь идет об общем подходе толкования положения п. 1 ст. 1211 ГК РФ: «право страны, с которой договор наиболее тесно связан». По общему правилу (п. 2 ст. 1211) оно определяется как право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (курсив мой. – С. С.). Помимо общего правила определения права страны, с которой договор тесно связан, законодатель оказывает помощь в определении такого права и указывает (п. 3 ст. 1211), что в договоре купли-продажи стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, выступает продавец, в договоре дарения – даритель, в договоре аренды – арендодатель, в договоре подряда – подрядчик и т.д. То есть для договора купли-продажи квалифицирующим обязательством выступает обязательство по передаче вещи (товара) в собственность, для договора аренды – обязательство по передаче имущества во временное владение и пользование или во временное пользование, в договоре подряда – обязательство по выполнению работы и передаче результата работы заказчику [25] . Сложнее обстоит дело с определением такового обязательства применительно к главе 42 ГК РФ.

При определении стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора займа и кредитного договора, законодатель определяет ее как заимодавец и кредитор соответственно, в чем, как нам представляется, прослеживается непоследовательность законодателя, вступающая в противоречие с положениями главы 42. Речь идет о том, что в договоре займа присутствует только одно обязательство, связанное с возвратом заемщиком заимодавцу суммы займа или равного количества других полученных им вещей того же рода и качества. Следовательно, применительно к договору займа можно вести речь только об одном обязательстве, которое по смыслу п. 2 ст. 1211 ГК РФ и должно стать квалифицирующим. Другими словами, именно исполнение заемщика имеет решающее значение для содержания договора займа, а значит, применимое право должно определяться через право страны, где находится место жительства или основное место деятельности заемщика. Для кредитного же договора, являющегося по своей природе двусторонним, характерно наличие двух обязательств, из которых только одно можно признать квалифицирующим. Таким обязательством выступает обязательство по предоставлению суммы кредита кредитором заемщику, а, следовательно, применимое право будет определяться через место жительства или место осуществления деятельности кредитора [26] .

Таким образом, можно заключить, что название параграфа первого «Заем» главы 42 соотносится с обязательством по возврату заемщиком заимодавцу суммы займа или равного количества других полученных им вещей того же рода и качества, а название параграфа второго «Кредит» с обязательством по предоставлению суммы кредита кредитором заемщику.

В юридической литературе под кредитными отношениями предлагается понимать все правовые отношения, возникающие при предоставлении (передаче, использовании и возврате) денежных средств или других вещей, определяемых родовыми признаками, на условии возврата [27] .

При этом под кредитным правоотношением было бы неправильно понимать всякое правоотношение, возникающее при передаче ценностей, когда получение их эквивалента отделено некоторым промежутком времени. При таком понимании к числу кредитных следовало бы отнести отношения, возникающие из купли-продажи, поставки, подряда, перевозки, т.е. те, которые состоят в передаче товаров или предоставлении услуг до их оплаты [28] .

Представляется не совсем обоснованным вывод Л. Г. Ефимовой, который она делает из выше указанного определения кредитного правоотношения, предложенного Э. Г. Полонским в 1960-х годах. Так, Л. Г. Ефимова полагает, что «все кредитные правоотношения сводились, в основном, к договору займа» [29] . Если же быть точными, Э. Г. Полонский в то время указывал, что «весь сложный комплекс гражданско-правовых отношений возникает из трех сложившихся в советском гражданском праве самостоятельных договоров: договора займа, договора вклада, расчетного и текущего счета и договора банковской ссуды» [30] .

Банковский кредит как обязательство отличается от заемного обязательства по признаку направленности. Содержание заемного обязательства сводится к обязанности заемщика вернуть заимодавцу ранее полученную денежную сумму или ранее полученное количество вещей того же рода и качества, а, следовательно, данное обязательство определяется действием, направленным от заемщика к заимодавцу. Банковский же кредит (кредитное обязательство), выступая квалифицирующим обязательством для определения содержания кредитного договора, должно определяться как обязательство, в силу которого кредитор (банк или иная кредитная организация) обязан предоставить денежные средства (кредит) заемщику, а заемщик имеет право требовать от кредитора такой передачи в размере и на условиях, предусмотренных кредитным договором. То есть речь идет о направленности действия от кредитора к заемщику. Совершение действия обязанным лицом в кредитном обязательстве создает долг на стороне заемщика, и поэтому в чистом виде не является денежным обязательством, которое (в узкой трактовке) всегда направлено на погашение денежного долга платежом.

Таким образом, именно направленность банковского кредита от кредитора к заемщику отличает его от заемного обязательства. Причем такая направленность присутствует и в других видах кредита, а именно товарном и коммерческом.