Можно заключить, что ст. 2 ГК РФ определяет признаки предпринимательской деятельности, при проявлении одновременно в совокупности которых мы можем вести речь о таковой. Следовательно, посредством признаков предпринимательской деятельности можно выявить особенности правового режима банковской деятельности [41] . В частности, можно определить такие режимные требования, как требование государственной регистрации и лицензирования, требование о запрете на занятие производственной, торговой и страховой деятельностью, требование законности осуществления банковской деятельности. Что же касается определения содержательной части категории «банковская деятельность», то из смысла положений специального банковского законодательства последняя раскрывается через категорию «банковская операция». Так, О. М. Олейник говорит, что «о банковской деятельности может идти речь в тех случаях, когда имеет место совершение любого вида перечисленных законодателем банковских операций как самим банком, так и иными кредитными организациями» [42] . Совершение «любого вида», как нам представляется, предполагает многократность осуществления операций соотносимых с содержанием любой из банковских операций, указанных в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности» [43] (далее – Закон о банках и банковской деятельности), основываясь в первую очередь на признаке систематичности деятельности.

Следовательно, можно утверждать, что банковская деятельность представляет собой систему постоянно осуществляемых банковских операций надлежащим субъектом (банком или иной кредитной организацией) на основании лицензии Банка России.

Отсутствие законодательного определения банковской деятельности предоставило некоторую свободу в понимании данного термина, общими чертами которой выступают следующие: банковская деятельность выступает разновидностью предпринимательской деятельности; осуществление банковской деятельности предполагает наличие лицензии Банка России. Однако попытки некоторых ученых обозначить границы банковской деятельности приводят к искажению ее правовой сущности.

Так, К. Т. Трофимов определяет банковскую деятельность как «основанную на законе либо лицензии предпринимательскую деятельность кредитных организаций на рынке финансовых и связанных с ними услуг по выполнению функций посредничества в кредите, платежах и обращении капитала» [44] . Представляется, что приведенная трактовка исследуемого термина имеет ряд недостатков.

Во-первых, непонятно, в каком случае кредитная организация основывает свою деятельность не на лицензии, а на законе. По ходу своих рассуждений К. Т. Трофимов уточняет, что банковскую деятельность, основанную на законе, совершает непосредственно Банк России [45] . Не возражая по существу сказанного, укажем на одно несоответствие: Банк России согласно действующему законодательству не является кредитной организацией, а поэтому не попадает в субъектный состав, указанный ученым в определении.

Во-вторых, ученый по определению смешивает два различных термина, а именно термины «банковская деятельность кредитной организации» и «предпринимательская деятельность кредитных организаций на рынке финансовых и связанных с ними услуг», отличие которых отмечает в дальнейшем и сам К. Т. Трофимов: «Понятие «деятельность кредитной организации» – более широкое, чем понятие «банковская деятельность», включающее в себя также и деятельность кредитной организации, не являющейся банковской» [46] .

В-третьих, ученый говорит о некоем посредничестве в кредите, что, как нам представляется, противоречит природе последнего. Посредничество в кредите со стороны банка как таковое отсутствует, поскольку именно банк выступает кредитором, стороной, предоставляющей денежные средства на условиях платности, срочности и возвратности.

В-четвертых, вызывает возражение возможность использования в одном терминологическом ряду такие термины, как, «кредит», «платежи» и «обращение капитала», разграничение которых представляется невозможным по причине их несопоставимости. Термин «платежи», возможно, используется ученым в значении термина «расчеты», что, естественно, не одно и то же. Гораздо труднее с определением содержания термина «обращение капитала», относящегося в большей степени к экономической теории, что не позволяет его соотнести с терминами «кредит» и «платежи» с точки зрения права.

Хочется обратить внимание на то, что только точность в использовании терминов и понятий позволит избежать подобной вольности со стороны ученых в определении содержания правовых явлений.

Банковская деятельность соотносится только с осуществлением банковских операций, но не иных сделок кредитной организации, перечень которых приводится в ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности. Кроме того, необходимо учесть, что банковская деятельность не может раскрываться исключительно через совершение в совокупности трех банковских операций ч. 2 ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности, а именно: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц; размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности; открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц {4} .

Ни одна из лицензий Банка России, выдаваемых банку на право осуществления банковских операций, по своему содержанию не ограничивается только тремя указанными операциями. Так, созданному путем учреждения банку может быть выдана лицензия на осуществление банковских операций со средствами в рублях (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц) [47] . Данная лицензия включает, как три приведенные банковские операции, так и ряд других, в частности: осуществление расчетов по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; инкассацию денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц; выдачу банковских гарантий; осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов).

Исходя из изложенного можно определить кредитную деятельность как систему постоянно осуществляемых банковских кредитных операций [48] (кредитных сделок) надлежащим субъектом (банком или иной кредитной организацией) на основании лицензии Банка России. Кредитная деятельность банка не является самостоятельной деятельностью: существуя в рамках банковской деятельности, в неразрывной связи с другими элементами последней, она отражает только одну сторону деятельности банка, а именно размещение кредитных ресурсов (денежных средств банка).

В перечне банковских операций ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности содержится только одна операция, сопоставимая с размещением денежных средств. Речь идет о подп. 2 ч. 1 ст. 5, в котором предусмотрена банковская операция по размещению привлеченных денежных средств физических и юридических лиц от своего имени и за свой счет. В этой связи возникает ряд вопросов, ответы на которые позволят уточнить содержание кредитной деятельности банка: во-первых, как соотносится содержание банковской операции подп. 2 ч. 1 ст. 5 с содержанием подобной же банковской операции ч. 2 ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности; во-вторых, относится ли к банковской операции размещение денежных средств физических и юридических лиц, находящихся на банковских счетах в рамках осуществления операции открытия и ведения банковских счетов физических и юридических лиц; в-третьих, относится ли к банковской операции размещение собственных средств банка.