Туда и обратно между двумя мирами

Мысленно я легко проходил сквозь зеркало туда и обратно. Проблема была в том, что мир, в который я входил, — мир моего богатого папы — имел смысл. Мир, который я покидал, казался каким-то ненормальным. Мир, в который я возвращался, когда нужно было идти в школу, казался мне миром Сумасшедшего Шляпника и Чеширского Кота. По понедельникам мы сдавали учительнице домашние задания. Затем она диктовала новые и заставляла нас учить вещи, которых я не мог увидеть, потрогать или почувствовать. От меня требовали изучения предметов, которые, как я был уверен, мне никогда не пригодятся. Я решал сложные математические задачи, зная, что в реальной жизни мне вряд ли доведется использовать такие сложные формулы. Я видел, какие математические вычисления производил мой богатый папа при покупке своего зеленого дома, а он прекрасно обходился без каких-то там алгебраических формул. Ему вполне хватало четырех арифметических действий. Я знал, что купить пресловутые четыре зеленых домика не так трудно. Когда у меня будет четыре зеленых дома на продажу, покупка красного отеля покажется совсем легкой, даже логичной — но она будет иметь смысл только в том случае, если ты действительно решил стать богатым и у тебя достаточно свободного времени. На одном большом отеле можно сделать больше денег и с меньшими усилиями. Я приходил в замешательство, потому что каждый раз, проходя сквозь зеркало, замечал, что одна сторона выглядит намного разумнее, чем другая.

Я никогда не понимал, почему мы изучали предметы, Которые, как мы знали, нам никогда не придется использовать, или, по крайней мере, нам никогда не говорили, как их использовать. А когда потом нас заставляли выполнять контрольные по тем же самым предметам, которые меня не интересовали, и в зависимости от результатов делили на “умниц” и “тупиц”, это было, на мой взгляд, почище любой “Аписы в стране чудес”.

Почему я изучаю эти предметы?

Однажды я решился задать вопрос, над которым ломал голову уже несколько лет. Я набрался храбрости и спросил учительницу:

— Почему я должен изучать и выполнять контрольные по предметам, которые мне неинтересны и которые мне никогда не пригодятся?

Она ответила мне так:

— Потому, что если ты не получишь хороших отметок, то не найдешь хорошую работу.

Это был тот же самый ответ, который я слышал от моего родного отца. Он прозвучал как эхо. Проблема была в том, что такой ответ почти не имел смысла. Какое отношение к получению работы могли иметь предметы, которые меня не интересовали и которые мне никогда не пригодятся? Теперь, когда я нашел для себя формулу, победы в жизни, мысль о необходимости ходить в школу и изучать предметы, которые мне не будут нужны для получения работы, тем более что я уже не собирался ее искать, казалась мне еще более бессмысленной. Поразмышляв об этом какое-то время, я задал второй вопрос:

— Но что, если мне не нужна работа?

После чего мне было строго приказано сесть на место и продолжать работать.

Школа — это важно

Я не призываю вас забирать ребенка из школы и покупать ему “Монопольку”. Качественное образование имеет большое значение. Школа развивает умение учиться, усваивать знания и, кроме того, прививает некоторые профессиональные навыки. Хотя я во многом не согласен с тем, как учит система, и с тем, чему она учит, школьный аттестат и диплом колледжа или профессионального училища все еще остаются залогом успеха в жизни.

Проблема в том, что школа не учит базовым навыкам в финансовой области, а при отсутствии таких навыков многие дети выходят из школы, не имея формулы финансовой победы. Более того, многие фактически выносят из стен учебных заведений формулу финансового поражения. Многие молодые люди оканчивают университеты, обремененные огромными долгами по кредитным карточкам и непогашенными ссудами на обучение. Некоторые из них не вылезают из долгов до конца жизни. Другие, не успев покинуть стены учебного заведения, начинают покупать машины, дома и катера. Многие умирают и оставляют долги своим детям. Другими словами, они могут получить прекрасное образование, но у них нет одной очень важной формулы — формулы финансовой победы в жизни.

Что тревожило обоих моих отцов

Мой папа-преподаватель понимал, что образовательному процессу чего-то не хватает, но так и не понял, чего именно. Мой богатый папа знал, чего не хватает. Он знал, что школы дают мало, а то и вообще никаких знаний о деньгах. Он знал, что из-за отсутствия формулы финансовой победы многие люди, которые работают не разгибая спины и держатся за свою работу, никогда не продвигаются вперед в финансовом отношении. Когда я рассказал ему историю о том, как плантаторы использовали школьную систему для обеспечения стабильного притока рабочей силы, он только тихо проговорил: “Мало что изменилось”. Он знал, что люди держатся за свою работу и отдают ей все силы, потому что у них просто нет другого выхода. Он знал, что стабильный приток рабочей силы у него будет всегда.

Его тоже тревожило финансовое благосостояние тех, кто работал на него. Ему тяжело было смотреть, как люди трудятся на него только для того, чтобы вернувшись домой, ещё больше залезть в долги. Как он любил повторять, “работа не сделает тебя богатым — богатым становишься, сидя дома. Вот почему ты должен выполнить свое домашнее задание”. Он прекрасно понимал, что большинство его работников из-за отсутствия у них базового финансового образования не могут выполнить свои финансовые домашние задания, и это сильно тревожило и огорчало его.

Методика обучения богатого папы

Научиться многому у моего богатого папы мне помогла его уникальная методика обучения, подходившая, мне как нельзя лучше.

Еще раз вернусь к рассказанной в “Богатом папе, бедном папе” истории о том, как богатый папа, пообещав научить меня, как стать богатым, стал платить мне десять центов в час. Я работал на него три воскресенья по три часа, зарабатывая в общей сложности по тридцать центов в день. Это так сильно меня расстраивало, что, наконец, я пришел к нему в офис и заявил, что он меня эксплуатирует. Всхлипывая и размазывая по щекам слезы, я, девятилетний мальчик, стоял перед его столом и требовал, чтобы он выполнил свою часть договора.

— Ты обещал научить меня, как стать богатым. Я работаю на тебя уже три недели, но за это время ни разу тебя не видел. Ты даже не приходишь посмотреть, как я работаю, не говоря уже о том, чтобы чему-нибудь меня учить.

Мне платят тридцать центов, но они не сделают меня богатым. Когда ты начнешь учить меня чему-нибудь?

Богатый папа откинулся в кресле, глядя через стол на расстроенного девятилетнего мальчишку. После бесконечной минуты гробового молчания он улыбнулся и сказал:

— Но я же учу тебя. Я учу тебя самому ценному, чему ты можешь научиться, если хочешь стать богатым. Большинство людей будут работать всю жизнь, но никогда не смогут усвоить урок, который я пытаюсь преподать тебе сейчас, если только ты сможешь его усвоить.

Он замолчал и начал раскаиваться в кресле, продолжая смотреть, как я стою и дрожу, пытаясь понять смысл его слов.

— Что ты имеешь в виду, говоря “если я смогу его усвоить”? Если я смогу усвоить что? Чему такому я должен научиться, чему не могут научиться другие? — сказал я, вытирая нос рукавом футболки. Я начал успокаиваться, но все же мне странно было слышать, что он чему-то меня учит. Я не видел его с того дня, как согласился работать на него, а теперь он говорит мне, что все это время чему-то меня учил.

Через много лет я понял, насколько важным был тот урок, заставивший меня понять, что большинство людей не становятся богатыми, вкалывая за деньги и цепляясь за гарантированную работу. Когда я понял разницу между моей работой за деньги и работой денег на меня, мой интеллект чуть-чуть возрос. Я понял, что школа учит нас работать за деньги, а также то, что если я хочу стать богатым, то мне нужно научиться заставлять деньги работать на меня. Различие небольшое, но оно изменило мои ориентиры в учебе, после чего я смог выбирать, на что стоит тратить свое время. Как я уже говорил, интеллект— это способность проводить более тонкие различия. А различие, которое мне предстояло усвоить, состояло в том, чтобы заставить деньги работать на меня, чтобы стать богатым. Пока мои одноклассники грызли гранит науки, чтобы получить работу, я учился тому, как обойтись без работы.