Подумав минуту, я ответил:

— Они изо всех сил стараются накопить денег. А если им приходится брать ссуду, то они стараются как можно быстрее ее погасить. Они считают, что сбережения — это хорошо, а долги — плохо.

— Прекрасно. Ты очень наблюдателен.

Повернув бейсбольную кепку козырьком назад, я только пожал плечами, говоря себе, что дело это нехитрое, и мы поехали в офис к богатому папе.

Усевшись за стол, богатый папа достал свой желтый блокнот и нарисовал на чистой странице диаграмму финансового отчета:

— Вам понятна эта финансовая картина? — спросил богатый папа, подвигая блокнот к нам.

Мы с Майком некоторое время изучали схему.

— Да, мне это понятно, — сказал Майк, а я только кивнул. К этому моменту мы проиграли столько разных финансовых сценариев, что быстро поняли ход мыслей богатого папы. — Банк занимает или хранит деньги, выплачивая владельцам сбережений. 3 процента, а потом выдает их заемщикам, но берет с них 6 процентов.

Кивнув в знак согласия, богатый папа спросил:

— А чьи это деньги?

— Владельцев сбережений, — быстро ответил я. — Как только они попадают в банк, банкир сразу же старается их кому-нибудь ссудить.

Богатый папа еще раз кивнул. После длительной паузы, позволив нам переварить полученную информацию, он сказал:

— Когда я играю с вами в “Монопольку”, то часто говорю, что вам нужно найти формулу достижения большого богатства. Правильно?

Мы кивнули.

— Четыре зеленых домика, один красный отель, — тихо ответил я.

— Хорошо. У недвижимости есть то положительное качество, что ее можно увидеть. Но теперь, когда вы стали старше, я хочу, чтобы вы научились видеть то, что глазами увидеть нельзя.

— Нельзя увидеть глазами? — повторил я в замешательстве.

Богатый папа кивнул.

— Теперь вы повзрослели. Ваш ум более развит. Я хочу научить вас видеть умом то, что редко видят бедняки и средний класс, а они часто не видят этого, потому что не знакомы с финансовыми отчетами и с тем, как они работают.

Мы с Майком сидели тихо, ожидая. Мы знали, что он собирается показать нам что-то простое и в то же время глубокое по смыслу, но понять всю глубину его мысли мы сможем, только если сумеем разглядеть, что кроется за простотой.

Богатый папа придвинул к себе блокнот и нарисовал диаграмму своего финансового отчета:

Мы с Майком долго сидели, уставившись в диаграмму. Как я и ожидал, схема была простой, но если мы сможем разобраться, что кроется за этой видимой простотой, то поймем, в чем ее глубокий смысл. Наконец я решился нарушить молчание:

— Выходит, что ты занимаешь деньги и даешь их взаймы точно так же, как это делает банк.

— Совершенно верно. Ты ведь знаешь, как часто твои родители говорят: “Не бери взаймы и не давай в долг”? Я кивнул.

— Вот почему у них трудности с деньгами, — сказал богатый папа. — Для них главное сберечь деньги. Если они занимают их, то делают это, чтобы купить пассивы, которые они считают активами, — такие вещи, как дома и машины, вещи, которые требуют денег, а не приносят их. Затем им приходится долго и усердно трудиться, чтобы выплатить долг и получить право сказать: “Я владею этим целиком и полностью”.

— А разве плохо, что они так делают? — спросил я.

— Нет. Тут дело не в том, хорошо это или плохо. Все дело в образовании.

— В образовании? — переспросил я. — А при чем тут образование?

— А при том, — сказал богатый папа, — что твои родители недостаточно образованны во всем, что касается денег, и поэтому для них лучше всего — откладывать деньги и стараться как можно быстрее расплатиться с долгами. При их уровне финансового образования, или, как я говорю, “финансовой искушенности”, такой способ обращения с деньгами для них наиболее приемлемый.

— Но если они захотят заняться тем, что делаешь ты, — вмешался Майк, — то им нужно будет повысить уровень их финансового образования.

Богатый папа кивнул.

— И я надеюсь дать вам обоим такое образование, прежде чем вы окончите учебу. Если вы не усвоите то, чему я собираюсь вас научить, до того как начнете жить в реальном мире, то, скорее всего, не усвоите этого уже никогда. Если вы выйдете из школы, не имея финансового образования, то жизнь вдоволь поиздевается над вами просто потому, что ваши знания о деньгах будут недостаточными.

— Ты имеешь в виду, что жизнь нас научит? — спросил я. Богатый папа снова кивнул.

— Значит, ты занимаешь деньги, чтобы делать деньги?

— Совершенно верно,

— А мои родители работают за деньги, а потом пытаются сэкономить, только чтобы не занимать. Богатый папа кивнул.

— И вот поэтому им трудно стать богатыми.

— Потому, что они работают изо всех сил ради денег, — добавил я, стараясь максимально прояснить ситуацию. Богатый папа кивнул и сказал:

— Но человек не может работать больше, чем в его силах, и получать больше, чем ему полагается за сделанную работу. Для большинства людей существует предел зарплаты, которую они могут получить за свой труд.

— Значит; должен существовать такой же предел для возможных сбережений, — добавил Майк. — Как ты говорил, налоги отхватывают приличный кусок зарплаты работников еще до того, как они ее получают.

Богатый папа медленно откинулся в кресле. Похоже, мы справлялись с задачей. Повернувшись к диаграмме в блокноте, я показал на колонки активов и пассивов:

— Значит, ты делаешь то же самое, что и банк: берешь ссуду в банке, а затем находишь способ заставить эти деньги делать еще больше денег.

Богатый папа посмотрел на меня и сказал:

— А теперь посмотрим на финансовый отчёт твоих родителей.

Услышав эти слова, я съежился на своем стуле. Я понимал, что за этим последует. Это было ясно как божий день. Рядом со своей он нарисовал диаграмму финансового отчета моих родителей:

Богатый папа, Майк и я сидели и обсуждали различия этих двух финансовых отчетов. Тогда я и представить не мог, насколько значительную роль сыграет этот простой урок в моей дальнейшей жизни, но должен сказать, что уже на следующий день я стал смотреть на мир совершенно другими глазами. Из этого простого примера мне предстояло извлечь столько уроков, что я занимаюсь этим и по сей день.

Многие из уроков спрятаны очень глубоко. Мой совет: соберитесь с друзьями и обсудите, как самые незначительные различия могут со временем повлиять на жизнь человека. Не пожалейте времени на рассмотрение следующих вопросов:

— К чему в конце концов приходят люди, если их финансовый рассудок позволяет, чтобы активы приносили меньше денег, чем съедают пассивы?

— Сколько понадобится времени, чтобы накопить какую-то сумму, которую можно взять в долг? Например, сколько времени вы выиграете, взяв ссуду в 100 тысяч долларов, вместо того чтобы пытаться накопить ту же сумму при условии, что ваш заработок — всего 50 тысяч долларов в год и у вас есть семья, которую нужно кормить, одевать, и дети, за образование которых тоже надо платить?

— Насколько быстрее вы сможете увеличить свое состояние, если будете занимать деньги и делать на них еще больше денег, вместо того чтобы трудиться изо всех сил, делать сбережения и потом пытаться делать деньги на этих сбережениях?

— Почему один отец брал активы, то есть свои сбережения, и превращал их в пассивы (помните слова “сбережения — верный путь к проигрышу”?), в то время как другой залезал в долг и превращал его в активы?

— Как можно приобрести такие навыки?