Мой умный папа как-то сказал: “Многим людям кажется, что, употребляя умные слова, которых никто не понимает, они выглядят умнее. Вся беда в том, что с такими умниками невозможно разговаривать”. Каждый раз, когда у меня возникали проблемы с финансовыми терминами, богатый папа говорил: “Говори своими словами — и все окажется проще простого”.

Многие люди попадают в финансовые передряги только потому, что употребляют слова, которых не понимают. Классическим примером я считаю определение понятий активов и пассивов. Вместо того чтобы заставить меня вызубрить определение из толкового словаря, богатый папа дал мне определение, которое я мог понять и использовать. Он просто сказал: “Активы кладут деньги тебе в карман, а пассивы вынимают деньги из твоего кармана”. Для большей ясности он добавлял: “Если ты потеряешь работу, то активы тебя накормят, а пассивы съедят”.

Если проанализировать эти определения, легко заметить, что формулировки богатого папы построены на описании физических действий, а не на абстрактных понятиях, положенных в основу определений, содержащихся в словаре Вебстера; где слово активы толкуется как “статьи балансового отчета, показывающие учетную стоимость имущества, находящегося в собственности”.

Глядя на словарное определение, перестаешь удивляться тому, что столько людей считают свои дома активами. Во-первых, большинство из них даже не думали заглядывать в словарь. Во-вторых, они готовы слепо принять на веру любое определение, когда слышат его от человека, которого считают авторитетом. Так, они верят заверениям своих банкиров или адвокатов в том, что их дом является активом. Как я уже сказал, когда ваш банкир говорит, что ваш дом — это актив, он говорит правду. Ваш банкир умалчивает лишь о том, чьим активом является ваш дом. Я также говорил, что интеллект — это способность проводить более тонкие различия. Вот поэтому использование нескольких определений — это еще один способ проведения более тонких различий. В-третьих, если вы связываете какое-то слово с вашим личным опытом, вы понимаете его намного лучше. Если вы проанализируете схему пирамиды обучения, то поймете, почему так много людей слепо принимают на веру только теоретические определения слов.

Большая часть современной системы образования после третьего класса, когда ребенку исполняется девять лет, базируется на методике чисто умственного обучения. Классы очищают от кубиков и игрушек, а учеников начинают приучать к восприятию отвлеченных знаний. Для ускорения учебного процесса от детей требуют безоговорочно верить всему, что они прочтут в учебниках или услышат от такого авторитетного человека, как учитель. На этом этапе система фокусируется на чисто умственном способе усвоения знаний. В эмоциональном плане ребенка приучают бояться ошибок, не задавать вопросов и не ставить под сомнение сказанное учителем. Физическое обучение, за исключением уроков рисования, музыки и занятий физкультурой в спортзале или на стадионе, практически отсутствует. Дети, обладающие вербально-лингвистическими способностями, делают успехи, но ученики с физическими или художественными склонностями начинают отставать. На этой стадии развития детей часто принуждают воспринимать отвлеченные понятия как истинные без всяких физических доказательств. Может быть, поэтому, когда банкир говорит: “Ваш дом — это актив”, — большинство людей только кивают и принимают это утверждение за истину, не требуя физических доказательств. Собственно говоря, этому нас учили с девяти лет.

Пирамида обученияСила существительных и глаголов

Мой богатый папа старался вызывать у нас физические ассоциации с каждым новым термином или понятием. Вот почему его определения активов и пассивов всегда содержали ссылку на какие-нибудь материальные предметы (например, “деньги” и “карман”) и действия (например, “класть деньги в карман”). В своих формулировках он использовал существительные типа “деньги” и “карман” и глаголы типа “класть” — слова, которые нам с Майком были понятны. Чтобы не терять попусту время, которое вы инвестируете в обучение ваших детей науке о деньгах, пожалуйста, старайтесь использовать понятные для них слова. А если они склонны к физическому обучению, пожалуйста, будьте особенно осторожны и используйте определения, которые ваши дети могут увидеть, потрогать и почувствовать, независимо от того, сколько им лет. Прекрасными инструментами обучения являются игры, потому что они вызывают физические ассоциации с новыми финансовыми терминами, которые должен усвоить ваш ребенок.

Сила слов

В начале этой главы я рассказал об одном моем интервью. Репортер оказался очень неглупым человеком, примерно моего возраста, и я получил громадное удовольствие от беседы с ним. Наши взгляды и интересы в жизни во многом совпадали, но, когда речь зашла о деньгах, наши подходы к этой теме оказались диаметрально противоположными. Меня сразу же насторожили два момента, указавшие на то, что в разговоре о деньгах мне следует тщательно выбирать слова, иначе он поймет меня неправильно. Первый момент был связан с чрезмерной эмоциональностью затронутой темы, а второй — с моим благоговейным преклонением перед силой прессы. Она может без труда возвести вас на пьедестал или стереть в порошок, поэтому мне пришлось особенно тщательно продумывать выражения, в которых я излагал мои взгляды на все, что связано с деньгами. В качестве примера приведу отрывок из интервью:

Репортер: Почему вы инвестируете средства в недвижимость, а не во взаимные фонды?

Р. Кийосаки: Вообще-то я инвестирую и туда и туда, но то, что у меня больше денег вложено в недвижимость, — это правда. Должен сказать, что каждый тип инвестиций имеет свои преимущества и недостатки. Одно из преимуществ недвижимости состоит в том, что она дает мне больше возможностей контролировать размеры налогов и сроки их уплаты.

Репортер: То есть вы хотите сказать, что люди должны искать возможность обходить налоги? Не слишком ли это рискованно?

Р. Кийосаки: Я не сказал обходить, я сказал, что недвижимость дает мне больше возможностей контролировать мои налоги.

Между тем, как определяются и как понимаются выражения обходить налоги и контролировать налоги, дистанция огромного размера. Мне пришлось битых двадцать минут втолковывать ему разницу между словами обходить и контролировать. Чтобы объяснить разницу между ними, я вынужден был сначала объяснить разницу между законами о налогах с наемных работников и законами о налогах с инвесторов, а затем — между налогами на взаимные фонды и налогами на недвижимость. Кстати, его неспособность понять меня правильно была связана главным образом с тем, что как наемный работник, он не имел почти никакой возможности контролировать свои налоги. Привыкнув не задумываться над этими вопросами, он стал воспринимать слово обходить в значении уклоняться, а большинству из нас хорошо известно, что уклонение от налогов карается законом. Поэтому, когда в моих словах “контролировать налоги” ему послышалось “уклоняться от налогов”, в мозгу сверкнул красный сигнал опасности и он воспринял мою идею в штыки. Как говорится, “чтобы изменить унцию представлений, о чем-либо, часто требуется тонна образования”. В данном случае тонна образования не потребовалась, но двадцать минут на разжевывание очевидных для меня понятий я потратил. Иначе разрядить возникшее напряжение было нельзя. А я решительно не хотел навлекать на себя гнев всесильной прессы только из-за того, что у кого-то в голове смешались два разных понятия.

Репортер: От вашего откровения мало проку, потому что возможностей приобрести недвижимость больше нет. Цены на нее взлетели слишком высоко. И, кроме того, как я смогу найти эту недвижимость, дешево ее купить, привести в порядок и продать. У меня нет на это времени.

Р. Кийосаки: Я не торгую недвижимостью. Я делаю инвестиции в недвижимость.

Репортер: То есть вы хотите сказать, что приведение собственности в порядок и продажа с целью получения прибыли — это не инвестирование?

Р. Кийосаки: Вообще-то, если рассматривать определение инвестирования в самом широком смысле, то, наверное, операцию купли-продажи недвижимости можно назвать инвестированием. Однако в мире инвестиций людей, которые покупают что-то, не планируя использовать эту собственность или владеть ею, чаще называют “торговцами”. Они покупают, чтобы продать. Инвестор обычно покупает, чтобы владеть, и использует активы для ускорения денежного потока и наращивания капитала. Это просто более тонкое различие.

Репортер: Но разве для наращивания капитала вам не приходится продавать?

Р. Кийосаки: Нет. Настоящие инвесторы прилагают все усилия, чтобы добиться прироста капитала, не прибегая к продаже или торговле своей собственностью. Видите ли, главная цель инвесторов — покупать и владеть, покупать еще и тоже владеть, снова покупать и снова владеть. Первоочередная задача настоящих инвесторов состоит в увеличении своих активов, а не в их продаже. Они могут продавать, но не ставят себе такой цели. По мнению настоящих инвесторов, на поиски стоящего объекта для инвестирования уходит столько времени, что они предпочитают купить и владеть. Торговцы покупают и продают, снова покупают и снова продают, надеясь на увеличение своего капитала при каждой сделке. Инвесторы покупают, чтобы владеть, а торговцы покупают, чтобы продать.