В противоположность этому политика выплаты высоких процентов, проводившаяся в США в начале правления Рейгана, вызвала такой сверхприток денег со всех концов света, что выполнить обязательства иностранных кредиторов можно было бы только за счет увеличения инфляции и резкого обесценивания денег (девальвация). При величине процентной ставки 15 %, что было обычным явлением в начале фазы высоких процентов, США уже через 5 лет пришлось бы выплатить сумму, приблизительно в два раза больше, чем было получено от иностранных инвесторов. При нынешней стоимости доллара это не удалось бы сделать никогда. Дальнейшим следствием этой политики стало превращение США в течение 8 лет в страну с самой большой в мире задолженностью.

В мире происходит циркуляция огромной суммы спекулятивных денег (по оценкам, около 500 млрд. долларов) от одного финансового центра к другому в поисках прибыльного их помещения. Это показывает, что наша проблема не в недостатке денег, а в отсутствии возможности осуществления “разумной” инвестиционной политики в рамках современной денежной системы. Введение беспроцентных денег в одном регионе или одной стране показало бы на примере, как быстро можно осуществлять социальные и экологические проекты, которые в настоящее время находятся “вне игры”, а результатом станет возникновение больной и дифференцированной экономики. Здесь, вероятно, будут помещаться избыточные денежные средства из страны и из-за рубежа, так как вместо процентов можно получать прибыль, не съедаемую инфляцией. Поэтому для богатых людей гораздо выгоднее поддержать своевременное проведение денежной реформы, что приведет к стабильности системы, чем подвергаться риску неотвратимого краха вследствие роста нестабильности современной системы.

Третий вопрос касается тех, кто живет за счет своего капитала, но слишком стар, чтобы работать. Что же случится с ними в случае упразднения процентов?

Можно доказать, что те, кто может в настоящее время жить за счет своих процентов, сможет прожить за счет своих сбережений и после введения беспроцентных денег.

Те, кто имеет 1 млн. марок, уже входит в число самых богатых 10 % населения. Однако некоторые представители этой группы получают по процентам значительно больше 1 млн. марок. Согласно официальным источникам {24} , ежедневный доход самой богатой женщины мира — английской королевы — составил в 1985 г. около 700 тыс. фунтов (около 2 млн. марок ФРГ). Самый богатый человек мира, султан Брунея, состояние которого оценивается в 25 млрд. долларов, каждый час получает доходы по процентам и дивидендам в размере четверти миллиона долларов. Такие фирмы, как “Сименс”, “Даймлер-Бенц” и “Крупп”, немецкая пресса называет банками с производственными фасадами, так как они получают значительно больше от денежных состояний, чем от производства.

Хотя ни английская королева, ни такие фирмы, как “Сименс”, “Даймлер-Бенц” или “Дженерал Моторс”, официально не обладают функциями власти, их денежная собственность фактически имеет полномочия неофициальной власти. Скандалы с выплатами ведущими фирмами средств политическим партиям в Западной Германии, США и других странах Запада показывают, что все демократии находятся в опасности, если описанный механизм перераспределения денег и дальше будет действовать свободно.

Хотя мы думаем, что живем при демократии, со временем окажется, что это в лучшем случае олигархия, а в худшем случае фашистский режим, так как деньги в руках все меньшего числа людей не могут контролироваться политически.

В средние века люди считали, что им плохо живется из-за того, что они обязаны выплачивать десятину, то есть десятую часть доходов или изделий феодалу. Сегодня более третьей части каждого доллара, марки или кроны попадает в карманы капиталовладельцев.

А то, что экономическое положение большинства людей лучше, чем в средние века, объясняется осуществлением промышленной революции и повышением уровня автоматизации экономики. Только понимание механизма перераспределения в рамках денежной системы позволяет осознать, почему нам все еще приходится бороться с экономическими трудностями.

Таким образом, возникает вопрос, готовы ли мы в конце концов понять те опасности общественного неравенства, которые вызваны действием современной денежной системы и изменить ее, или мы будем ждать всемирной экологической и экономической катастрофы, возникновения войн или революций. Маловероятно, что отдельно взятые или небольшие группы смогут сами по себе изменить денежную систему. Поэтому мы должны попытаться обеспечить широкое информирование населения и объединить тех, кто обладает пониманием сущности необходимых изменений с теми, кто обладает необходимой властью для проведения политических перемен. При этом надо помнить, что никто не может быть обвинен в том, что сейчас получает выгоду от процентной системы, так как до настоящего времени это совершенно легальночему, напротив, должен быть положен конец — это продолжающемуся постоянному добыванию денег без работы; капиталовладельцы умны, они будут вкладывать деньги внутри страны, что, при отмене процентной системы, приведет к экономическому буму.

БЕДНЫЕ

Каждый среднестатистический немецкий семейный бюджет располагал в 1986 году суммой в размере 90 тыс. марок. Это было бы прекрасным доказательством нашего благосостояния, если было бы распределено сравнительно равномерно. Горькая правда же состоит в том, что, как показывает рис. 11, одна половина населения обладает лишь 4 % всего богатства, а другая — 96 %. При этом богатство 10 % населения непрерывно растет за счет всех остальных.

Это, например, объясняет, почему семьи, относящиеся к нижней прослойке среднего класса ФРГ, все больше вынуждены прибегать к помощи учреждений благотворительности. Безработица и бедность нарастают, хотя была создана разветвленная “социальная сеть” для их преодоления.

Важнейший фактор перераспределения богатства — это проценты на деньги, которые ежедневно переводят 1100 миллионов марок от тех, кто работает, к тем, кто владеет капиталом.

Хотя все правительства социальной ориентации пытаются устранить возникающее при этом неравновесие путем налогообложения, это нигде не привело даже к относительному балансу. Расходы на содержание растущего аппарата социальной бюрократий выражаются в форме растущих налогов. При этом редко учитываются потери времени и усилий и унижения, приносимые людям, при столкновении с бюрократической машиной.

Абсурдность денежной системы, которая сначала отнимает у человека его справедливую долю, чтобы затем вернуть ему часть этих денег крайне неэффективным образом за счет выплат в системе благотворительности, почти никогда не исследовалась экспертами и не была предметом гласного обсуждения. Пока те 80 % населения, которые постоянно за все платят, не поймут, как это происходит, как можно ожидать изменений?

Одно из важнейших доказательств того, что проценты предвосхищают экономическое развитие, показано на рис. 12. Сравнение повышающихся процентных ставок с увеличивающимся числом банкротств в торговле и промышленности, а также увеличение количества безработных однозначно подтверждает авангардную функцию, то есть значение процентов в экономической жизни и является убедительным аргументом в пользу введения беспроцентных денег. Данная статистика не учитывает дополнительные потери от алкоголизма, разрушения семей, роста преступности. И это тоже можно эффективно снизить при осуществлении денежной реформы.

Дилемма стран третьего мира. (рис. 13) показывает нам нашу собственную ситуацию, как через увеличительное стекло. Это — карикатура того, что происходит в индустриализированных странах и вызвано теми же структурными изъянами в денежной системе. В отличие от развитых стран, которые в целом на системе выигрывают, слаборазвитые страны несут убытки.