Глава 2. Тайные рычаги власти

Страницы жизни героя, 1920.Братья-масоны

Главным хранителем памяти о самом знаменитом директоре ФБР стал после его смерти Фонд Дж. Эдгара Гувера, организованный масонами Шотландского обряда. В вашингтонской штаб-картире Верховного совета масонов тридцать третьей степени, именуемой «Дом Храма», создан мемориальный музей, хранящий многочисленные личные вещи, документы и фотографии из особняка и рабочего кабинета Гувера.

Все это, конечно, не случайно, ибо деятельность в тайном масонском обществе была одной из важных сторон жизни главного полицейского США на протяжении более полувека. Вот что пишет об этой стороне Картха Де Лоуч, многолетний помощник директора ФБР, а ныне председатель Гуверовского фонда в «Журнале Шотландского обряда» в мае 1997 года: «Прославленный Гувер был абсолютно предан своему масонскому братству. Он был принят в масоны Федеральной ложей № 1 в Вашингтоне, 9 ноября 1920 года, всего за два месяца до своего 26-го дня рождения. За 52 года в Ложе он был награжден бесчисленными медалями, наградами и знаками отличия. В 1955 году, к примеру, он был произведен в Генеральные инспекторы 33-й степени, а в 1965-м удостоен знака высочайшего признания в Шотландском обряде – Большого креста почета» [CD97].

В 1921 году в Белый дом вступил очередной, 29-й президент США, республиканец Уоррен Хардинг. Назначенный им новый генеральный прокурор Гарри Догерти был весьма приятно удивлен, когда Гувер предоставил в его распоряжение обширную картотеку на политических противников президента, а также на сотни тысяч радикально настроенных граждан. Эдгар Гувер всегда уделял тщательное внимание своей репутации нейтрального государственного чиновника, лишенного каких-либо склонностей к той или иной политической партии. Поэтому когда Догерти стал заменять в Министерстве юстиции всех демократов на республиканцев, Гувер от этого только выиграл, получив в августе 1921 года давно желанный пост – помощника начальника Бюро расследований.

Начальником его тогда был некто Уильям Бернс, человек, мягко говоря, без особого служебного рвения. Гувер же для него стал просто незаменим, поскольку взялся готовить ежегодные планы на бюджетные ассигнования и отчеты для Конгресса. Свободного времени при этом появилось заметно больше, поэтому Гувер увлекся гольфом, а также стал заметно активнее в масонской ложе. Естественно, не без личной пользы.

Вскоре политическая ситуация в Вашингтоне существенно изменилась. В 1923 г. Хардинг скоропостижно скончался от сердечного приступа, на следующий год очередной президент Калвин Кулидж привел в госадминистрацию своих людей, а новый министр юстиции Харлан Стоун, недовольный общей ситуацией в министерстве, решил непременно поменять, среди прочих руководителей, и главу Бюро расследований. Тут-то и вступили в ход невидимые масонские рычаги. Когда Стоун обронил среди коллег-министров, что подыскивает для Бюро нового шефа, то Лоуренс Ричи, заместитель министра торговли, не мешкая порекомендовал своего доброго друга и соратника по масонской ложе Дж. Эдгара Гувера. В поддержку этой же кандидатуры выступил и заместитель генпрокурора, поэтому вскоре Стоун вызвал в свой кабинет Гувера и сообщил, что намерен назначить его временно исполняющим обязанности директора Бюро, пока будет подыскиваться более подходящая фигура. Вскоре, однако, для Стоуна стало очевидно, что именно Гувер является наиболее подходящим человеком для полной реорганизации Бюро и перевода деятельности спецслужбы на высокопрофессиональную основу. Поэтому в конце того же 1924 года, 10 декабря Эдгар Гувер в возрасте 29 лет получил вожделенную должность директора Бюро расследований, которую затем сохранил за собой на всю оставшуюся жизнь.

Приверженность Гувера к масонству, его духу и обрядам в определенной степени отразились и на Бюро расследований. Принадлежность агентов к масонской ложе всячески приветствовалась, а со временем отчетливый привкус масонства обрел даже текст присяги, которую принимали новые сотрудники и которую завели по личному приказу Гувера. Вот лишь некоторые фрагменты из этого достаточно пространного текста: «Смиренно сознавая всю ответственность за дело, доверяемое мне, я клянусь, что буду всегда чтить высокое призвание нашей почетной профессии, исполнение обязанностей которой является как искусством, так и наукой… Исполняя свои обязанности, я буду, подобно священнику, источником утешения, совета и помощи… подобно солдату, я буду неустанно вести войну против врагов моей страны… подобно врачевателю, я буду стремиться к искоренению преступной заразы, которая паразитирует на теле нашего общества… подобно художнику, я буду стремиться к тому, чтобы выполнение каждого задания было истинным шедевром…»

В книге-исследовании Энтони Саммерса «Тайная жизнь Эдгара Гувера» со слов сотрудников ФБР представлен такой портрет «образцово-показательного агента» из тех, кто начал службу в середине 1920-х годов. Портрет срисован с одного из тогдашних молодых сотрудников, на долгие годы ставшего в глазах шефа достойнейшим примером для подражания. Эдвард Армбрусер прослужил в ФБР с 1926 по 1977 год, став высококлассным специалистом по банковским аферам. Это был типичный представитель нового поколения агентов, непьющий и некурящий, масон, учитель церковно-приходской воскресной школы, семь учеников которой стали впоследствии агентами ФБР. Агент более позднего поколения, Норман Оллестад, вспоминает облик своего коллеги-ветерана так: «Он окружал себя броней всяческих амулетов – колец, значков и заколок с драгоценными камнями. Он был весь увешан ими. Чтобы галстук не мялся, его скреплял с рубашкой зажим в виде львиной головы. На манжетах были запонки. На правой руке у него красовался университетский перстень, выделявший его среди людей необразованных. На той же руке он носил масонское кольцо, которое защищало его духовно. На среднем пальце левой руки у него было обручальное кольцо, служившее щитом против возможных поползновений женщин, которых ему придется допрашивать»… [AS93]

Гувер считал Эдварда Армбрусера образцовым работником и продолжал держать его на службе еще многие годы после того, как ветеран достиг пенсионного возраста.

Перекрестки и параллели историиБиблейский код

В начале 2003 года, накануне вторжения американской армии в Ирак, среди множества брифингов и совещаний, проводившихся в Пентагоне, одно из мероприятий следует выделить особо. Необычность его заключается в том, что серьезные и ответственные люди из высшего эшелона военной власти США около часа своего драгоценного времени посвятили нетривиальной проблеме – как отыскать архиврага Америки Усаму бен Ладена с помощью текстов Ветхого завета, а еще точнее, расшифровав специальные тайные послания в Пятикнижии Моисеевом, у иудеев именуемом Торой [WJ03][ВКОЗ].

Столь любопытное совещание организовал Пол Вулфовиц, заместитель министра обороны и один из главных «ястребов» в вашингтонской госадминистрации. Во встрече принимали участие около 10 высших чинов военного командования и разведки, включая вице-адмирала Лоуэлла «Джейка» Джекоби, директора разведуправления Министерства обороны, и Линтона Уэллса, начальника «нервного центра» Пентагона, известного как 3CI (Command, Control, Communications, Intelligence, т. е. «центр командования, управления, связи и разведки»). Главным же докладчиком выступал некто Майкл Дроснин, в прошлом журналист Washington Post и Wall Street Journal, а ныне автор книг-бестселлеров «Код Библии» и «Код Библии II: Обратный отсчет» [MD97][MD02].

На страницах своих исследований Дроснин пытается доказать, что первые пять книг Ветхого завета – Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие – это на самом деле зашифрованная история мира от сотворения до последнего дня. Ну а сам Дроснин, понятное дело – дешифровщик этого великого кода. С помощью довольно нехитрых манипуляций с буквами текста на иврите (в древнем языке нет гласных, цифры также обозначаются согласными) автор демонстрирует, что в Библии предсказано все – и Вторая мировая война, и покушение на Кеннеди, и высадка человека на Луну и теракты 11 сентября 2001 года. Все что угодно, короче говоря. А отыскиваются эти предсказания так. Все 304 805 букв на иврите, составляющие Тору, загнаны в компьютер в виде одной большой строки. Дроснин («секуляризованный еврей», специально ради такого дела выучивший иврит) задает машине вопрос, к примеру, про Саддама Хуссейна. Для этого вводится строка «кто уничтожен?», а с ней вместе и ожидаемый ответ «Хуссейн». После чего компьютер перелопачивает весь текст и отыскивает страницы, на которых слова вопроса и ответа расположены как в кроссворде – в виде пересечения строчки и столбца. Тогда здесь же отыскивается и дата нужного события – расположенные неподалеку (желательно, поближе к перекрестью) строка или столбец с подходящим годом. Для Саддама, в частности, отыскивается 5763 – еврейский год, эквивалентный по христианскому календарю 2003… И все дела. Дешево и сердито, как говорится. Но впечатление эти «перекрестки истории» производят, как выяснилось, на очень многих – причем не только на домохозяек, но и на некоторых пентагоновских генералов.