Как бы там ни было, существование курируемого матерым разведчиком Инманом комитета хотя бы отчасти объясняет многие непонятные вещи, происходящие вокруг JPL и НАСА. Например, финансирование на деньги криптографической спецслужбы АНБ работ в JPL по созданию криоробота для глубоколедных бурений и исследований в Антарктиде [НМ01]. Или инициативная, без просьб со стороны НАСА, помощь космической разведслужбы NIMA в анализе спутниковых снимков для поисков пропавшего при посадке на Марс спускаемого модуля Polar Lander [NN01]. Или обнаруженная комиссией Конгресса в недрах НАСА инструкция, где весьма профессионально и со знанием дела сотрудникам агентства даются рекомендации о том, как утаивать нежелательные для разглашения данные от запросов FOIA (Freedom Of Information Act – Закон США о праве граждан на доступ к информации) [IM89][KD92].

Впрочем, непонятно почему, предпринятая утечка информации о комитете Инмана не привела ни к каким заметным последствиям или расследованиям. За прошедшие с той поры годы практически ни одного содержательного упоминания о секретном JPL Oversight Committee ни в печатной прессе, ни в Интернете более не появилось. Публика просто не заметила ничего странного.

Планы Маршалла

В начале 2003 года проявился в прессе другой интереснейший старец – 81-летний «шеф-футурист» американских милитаристов Эндрю Маршалл, посаженный на пост директора Управления общих оценок Пентагона еще Ричардом Никсоном в 1974 году и исправно с тех пор переназначаемый каждым новым президентом вне зависимости от партийной принадлежности. В кулуарах Министерства обороны могущественного старца за глаза зовут Иодой, по имени бесконечно древнего предводителя рыцарей-джедаев в «Звездных войнах». А если без шуток, то Маршалла называют одним из наиболее влиятельных и в то же время наиболее неприметным персонажем в Пентагоне, отвечающим за прогнозирование и общее формирование военной стратегии США. Не секрет, что все главные «ястребы» в нынешней госадминистрации – вице-президент Дик Чейни, министр обороны Дон Рамсфелд, его заместитель Пол Вулфовиц – являются «птенцами»-протеже Эндрю Маршалла [DM03].

В 1990-е годы в кругах, близких к Пентагону и военно-промышленному комплексу, легендарную известность обрел небольшой [JD01] 7-страничный меморандум Маршалла (на снимке), скромно озаглавленный «Некоторые соображения о военных революциях». Меморандум призывал к «революции в военном деле» и к новым подходам в военной аналитической работе, когда информационные технологии в тесном увязывании с новаторской военной доктриной полностью изменяют саму природу войны. В эпоху Клинтона политики и генералы пытались игнорировать наставления Маршалла, однако с приходом к власти Джорджа Буша-сына авторитет многоопытного ветерана Холодной войны вырос необычайно. Достаточно сказать, что именно Эндрю Маршалл по просьбе Рамсфелда подготовил весной 2001 года программный доклад Буша о политике нынешней госадминистрации США в области обороны.

В контексте настоящего исследования вряд ли целесообразно углубляться в развернутое изложение взглядов столь влиятельного в США человека на войну. Но нельзя не упомянуть, что именно Маршалл был в свое время вдохновителем концепции затяжной ядерной войны – с постоянными модернизациями оружия, тщательной защитой государственных лидеров в надежных бункерах, выводом ядерного оружия и систем ПРО на земную орбиту. Сейчас у пентагоновского визионера новое увлечение – биоинженерная модификация солдат [GL02]. Выступая летом 2002 года в Дипломатической школе Университета Кентукки, Маршалл поведал, что уже разрабатываются препараты, модифицирующие поведение человека для выполнения спецзадач. Химикаты воздействуют на специфические рецепторы мозга, так что появляется возможность создавать абсолютно бесстрашных солдат, подолгу не спящих солдат, более бдительных и быстрых в реакциях воинов. Короче говоря – не людей уже, а суперсолдат. Еще одна задумка, греющая душу старцу, – оружие мощного психологического воздействия на лидеров стран, которые не нравятся США. Имеется в виду не информационное оружие, а некая способность к демонстрации эдаких грандиозных эффектов, вроде каких-нибудь крупномасштабных феноменов или взрывов в небесах. Ну, «просто показать, что мы могли бы с ними сотворить, если б захотели; просто визуально произвести на людей впечатление»…

Каким образом столь интересный во взглядах человек умудряется занимать немаловажный государственный пост при любых президентах и в сильно пенсионном возрасте – никто, понятное дело, не спрашивает. Начинал же свою долгую творческую жизнь Эндрю Маршалл в далеком 1949 году, экспертом корпорации RAND по ядерным вооружениям. В высшие политические круги, а именно в члены Совета национальной безопасности при Никсоне, Маршалла привлек в свое время государственный секретарь Генри Киссинджер, о котором и будет следующий рассказ.

Он верну-у-улся!

Именно так – «He’s Ba-a-ack!» – была озаглавлена колонка в New York Times, посвященная примечательному «всплытию» 79-летнего Киссинджера на поверхность политической жизни в конце ноября 2002 года [DW02]. Бурные эмоции здесь вполне объяснимы и связаны вот с чем. Как ни упирался и ни возражал президент Буш против создания независимой комиссии по расследованию действий правительства в связи с трагедией 11 сентября 2001 года, под мощным давлением общественности и семей пострадавших комиссию все же пришлось создать. Зато назначение Генри Киссинджера, наставника Буша во внешнеполитических делах, главой этой «независимой» комиссии стало весьма своеобразным ответом госадминистрации на настойчивость правдолюбов. По полному сарказма комментарию колумниста New York Times, кто же еще сможет лучше расследовать преступную атаку на Америку, чем человек, привыкший сам готовить беззаконные атаки Америки? Кто может лучше разоблачить двуличность и лживость правительства, чем человек, сам организовывавший тайные войны и свержения иностранных правительств, секретные бомбардировки, тайные прослушивания политических противников и секретные заговоры? Кто, однако, слывет при этом «столпом общества» и лауреатом Нобелевской премии мира? Суммируя, можно сказать, что в новейшей политической истории Америки нет, вероятно, человека, чье имя чаще связывалось бы со словами «тайны», «секретность» и «заговоры».

Генри Киссинджер

Характерно, что ныне, фактически сразу по назначении на столь чувствительный для общества пост, Киссинджер без обиняков дал понять, что его комиссия намерена не столько выявлять ошибки и провалы правительства, не сумевшего предотвратить атаки 11 сентября, сколько «попытается помочь администрации лучше узнать тактику и мотивы врага». Откуда следует, что в представлениях бывшего госсекретаря пока у нынешней власти адекватного знания врага нет.

Интересно и то, сколь специфические представления имеет Генри Киссинджер относительно этических стандартов, которыми следует руководствоваться в работе возглавляемой им комиссии. В своих комментариях Киссинджер отметил, что не намерен в связи с новым постом отделять себя от деятельности своей консалтинговой фирмы и сам способен решать, могут ли интересы его клиентов (выплачивающих, заметим, консультанту весьма большие деньги) конфликтовать с интересами расследования. Более того, бывший госсекретарь даже отказался назвать клиентов своей нынешней компании Kissinger Associates. Однако и без того известно, что клиентами Киссинджера являются ведущие многонациональные корпорации, прибыли которых непосредственно зависят от теплых отношений с администрацией в Вашингтоне и правительствами других стран. Понятно, что работа независимой комиссии сопряжена с тем, чтобы задавать весьма неприятные вопросы людям, наделенным очень большой властью. И здесь любой конфликт интересов не только мощно вредит работе комиссии, но и вообще ставит под серьезное сомнение ее выводы.