С лета 2000 года в рамках Европарламента был создан специальный «Временный комитет по системе перехвата Echelon», занявшийся расследованием всех аспектов деятельности англоязычных союзников-шпионов. Правда, на работе комитета сразу же отразились слишком уж разные интересы стран-участниц – если Германия и Франция, к примеру, изначально были настроены очень сердито и решительно, то Британия (как член Эшелона) или Испания (сильно заинтересованная в перехвате баскских сепаратистов, обещанном США), напротив, всячески старались сгладить конфликт с Америкой. Как обычно, результатом столь сильного расхождения мнений стали длинные и не особо плодотворные дискуссии, из-за чего к комитету вскоре прилепился ярлык «беззубой говорильни» [SK01].

Пытаясь выработать сбалансированный подход к решению проблемы, Европарламент не только заслушал свидетельства информированных госчиновников и частных лиц, но также договорился с властями США о визите в страну представителей Комитета для непосредственной встречи с руководством американских спецслужб. Этот визит состоялся в мае 2001 года и завершился весьма характерно, даже не успев начаться. Несмотря на все предварительные договоренности и не опускаясь до объяснения причин, полдюжины американских разведслужб – ЦРУ, АНБ и т. д. – дружно прислали письменные уведомления, в которых кратко сообщили об отказе от встречи. Кто именно выдал такое указание, осталось неизвестным. По сути же дела, американцы бесцеремонно и демонстративно «захлопнули дверь» перед самым носом друзей-европейцев. Тем в ответ оставалось лишь прервать в знак протеста визит и вернуться домой раньше намеченного срока. Более никаких подобных встреч уже не организовывалось, так что официально сам факт существования «Эшелона» по сию пору официально не признан.

Зато главные выводы комитета Европарламента, изложенные и опубликованные летом 2001 года в большом 100-страничном отчете [ЕР01], свелись к тому, что у следствия нет никаких сомнений относительно существования глобальной системы перехвата телекоммуникаций, поддерживаемой совместными силами США, Великобритании, Канады, Австралии и Новой Зеландии, участвующими в данном проекте пропорционально своим возможностям. Система эта, скорее всего, реально именуется «Эшелон», но данная деталь представляется маловажной. Важно же то, что целью системы действительно является перехват не военной связи, а частных и коммерческих коммуникаций.

Для противодействия промышленному шпионажу, членам Евросоюза было рекомендовано выработать единую стратегию защиты на основе европейских криптотехнологий, а самое главное – поддержать проекты, направленные на разработку дружественных пользователю программ шифрования с открытыми исходными кодами. Как организациям и фирмам Европы, так и обществу в целом комитет рекомендовал систематически прибегать к шифрованию электронной почты, дабы в конечном счете закрытие переписки становилось нормой. Одновременно прозвучал призыв к странам-участницам Европейского Союза заключить совместную декларацию о недопустимости промышленного шпионажа друг против друга (здесь следует принять во внимание, что ряд важнейших американских станций радиоперехвата находится непосредственно на территории Великобритании и Германии).

Летом того же 2001 года начали появляться и первые конкретные результаты. В частности, Министерство обороны США объявило, что после консультаций с местными властями Баварии решено закрыть одну из крупнейших в Европе американских станций электронной разведки в Бад Айблинге, расположенную юго-восточнее Мюнхена [DR01]. Полностью работу станции наметили прекратить к сентябрю 2002 года, после чего объект подлежал возвращению германскому правительству. Представители АНБ США и Пентагона не стали углубляться в подробности причин закрытия станции, заметив лишь, что после консультаций с германскими властями ликвидация объекта была сочтена «мудрейшим из решений», а высвобождающиеся при этом силы будут «сгруппированы и переориентированы». Всего на 2001 г. в Бад Айблинге работало 1800 человек американского персонала, включая представителей разведок армии, ВМС и ВВС, а также гражданский персонал АНБ. От германской стороны здесь работало лишь 150 человек. Оценивая наметившуюся тенденцию, ряд аналитиков стал выдвигать предположения, что в обозримом будущем участь Бад Айблинга вскоре, вероятно, может постичь и базу Менвит Хилл в Англии…

Но вскоре за этим наступило 11 сентября 2001 года, а вместе с известными событиями радикально изменилась и обстановка в Европе вокруг «Эшелона». Станции радиоперехвата вновь стали важнейшим форпостом борьбы «свободного мира»– на этот раз в войне с мировым терроризмом. Ни о каком сворачивании присутствия АНБ в Бад Айблин-ге уже и речи быть не могло. Более того, теперь американские власти очень быстро смогли убедить и граждан собственной страны, и Европейское сообщество, и прочих своих союзников, что ради укрепления безопасности следует пожертвовать некоторыми из традиционных гражданских свобод и прав на тайну личной жизни – ведь страшный враг-террорист у порога.

Любопытно отметить, с чем теперь (в очередной раз) в средствах массовой информации всплыл Джеймс Вулси. Теперь он провозглашает, что США, оказывается, ведут с боевиками исламского фундаментализма «Четвертую мировую войну» (третьей мировой, в классификации Вулси, была Холодная война). И эта четвертая мировая, по оценкам бывшего директора ЦРУ, будет длиться десятилетия [GC03]. А пока она идет, подчеркнул Вулси, гражданам США придется пойти на определенные компромиссы между гражданскими свободами и безопасностью, поскольку важную позитивную роль могут сыграть такие технологии, как составление «профилей риска» на авиапассажиров, накопление и проходка данных в базах вроде TIA, ну и более тщательный перехват-анализ коммуникаций, естественно.

Как только раздаются подобные речи о перспективах «трудной и долгой войны», тертые в политике и бизнесе люди сразу вспоминают древний принцип – «смотри, где деньги». В конкретной ситуации в Джеймсом Вулси даже искать ничего не надо – все лежит на поверхности.

Вскоре после начала боевых действий США в Ираке, в издании Wall Street Journal появилась публикация, демонстрирующая, что многие члены влиятельного Консультативного политического совета Пентагона (Defense Policy Board) в финансовом отношении лично заинтересованы в расширении масштабов войны и в мощном укреплении силовых структур государства [НВОЗ]. Поскольку этот консультативный совет экспертов дает рекомендации министру обороны по широкому кругу политических и стратегических вопросов, общепринятые нормы этики предполагают, что личные бизнес-интересы членов совета не должны пересекаться с военно-политическими делами. В действительности же все обстоит с точностью до наоборот.

По крайней мере десять членов совета могут извлекать из своих консультаций серьезную личную прибыль. В частности, входящий в Defense Policy Board советник Джеймс Вулси одновременно является вице-президентом крупной консалтинговой фирмы Booz Allen Hamilton Inc, которая за один лишь 2002 год получила от Пентагона контрактов на 688 миллионов долларов. Помимо этого, Вулси – один из трех владельцев-руководителей совсем молодой, но уже ворочающей сотнями миллионов долларов инвестиционной фирмы Paladin Capital Group. Эта фирма финансирует проекты и компании, ориентированные на заказы нового «управления имперской безопасности» (точнее, Department of Homeland Security – Управление безопасности отечества) с заманчивым госбюджетом в 47 миллиардов долларов. Другим основателем-совладельцем фирмы Paladin, кстати говоря, является еще один бывший высокопоставленный шпион, генерал-лейтенант Кеннет Минихен, возглавлявший в 1990-е годы Агентство национальной безопасности США [ШОЗ].

Возвращаясь к составу Консультативного политсовета Пентагона, среди его членов отмечено множество фигур, для которых война – просто золотая жила. Так, отставной адмирал Дэвид Джеримайя входит также в совет директоров по меньшей мере пяти корпораций, которые за 2002 год получили от Пентагона контрактов на сумму свыше 10 миллиардов долларов. Другой «консультант», отставной генерал ВВС Рональд Фоглмен тоже заседает в руководстве пяти оборонных фирм, за год получивших на военных заказах свыше миллиарда долларов. Если же все эти цифры просуммировать, то оказывается, что десяток членов Политсовета тесно связан с компаниями, получившими за 2001—2002 гг. на контрактах Пентагона свыше 76 миллиардов долларов [DC03].