Вскоре после этих событий GateS, уже получившая известность, начала продавать операторам мобильной связи полноценный программный продукт People Finder, что на русский язык можно перевести как «Человекоискатель». Суть программы ясна из названия – за приемлемую плату предоставлять абонентам сервис, позволяющий определять текущее географическое местоположение других владельцев сотовых телефонов. Естественно, подразумевается, что и эти другие абоненты не возражают против оказания заказчику подобной услуги. Впрочем, тут все зависит от того, как поставлено дело.

Китайская фирма Pinpoint, внедрившая на рынке Гонконга аналогичную систему, ориентировалась в первую очередь не на индивидуальных клиентов, а на компании, желающие точно знать местоположение своих сотрудников. Согласно грубым оценкам, использование системы локализации на основе сотовых телефонов, получившей в Pinpoint название Workplace («рабочее место»), позволяет компаниям повысить свою продуктивность на 10—15 процентов. При этом расходы на сервис оказываются совсем небольшими – порядка 20 долларов в месяц, поскольку GSM-телефоны есть практически у всех, кто работает ныне в Гонконге. Аккуратность позиционирования Pinpoint Workplace не так высока, как при использовании значительно более дорогой спутниковой системы GPS, но обычно особая точность и не нужна. Локализации с точностью до 100 метров оказывается вполне достаточно, чтобы диспетчеру определить на электронной карте города работников, ближе всего находящихся к очередному клиенту, сделавшему запрос на обслуживание. Сами сотрудники компаний, посаженные на «короткий поводок», особого восторга по поводу нововведения не выражают, но и организованных акций протеста не отмечается – работа есть работа.

Фирма Pinpoint же, обнадеженная удачным стартом, тут же подготовила новую систему Safety Walker, на этот раз для индивидуального отслеживания местоположения тех, кто может потеряться – детей, престарелых родственников и т. д., насколько хватит фантазии. В отличие от Workplace этот сервис уже нельзя отключить простым нажатием кнопки [АВ02].

Несколько иначе, нежели в густонаселенных Европе или Гонконге (плотно накрытых сетью базовых станций GSM), обстоят дела с технологией точной локализации абонентов в США. Здесь федеральные власти еще в 1996 году обязали всех операторов мобильной связи внедрить в свои сети такие возможности, которые тоже позволяли бы отыскивать владельца телефона с точностью до 50-100 метров. Поскольку в первую очередь эта директива привязывалась к потребностям службы спасения «911», технология получила условное название Е911 (от Enhanced, т. е. «продвинутая»), но не секрет, что сильную заинтересованность в расширении возможностей связи проявляют полиция и прочие силовые структуры.

Главная же проблема заключается в значительных территориальных пространствах Америки. «Требование о 100 м» без проблем удовлетворяется в городах, но в сельской местности, где плотность мачт намного меньше, такая точность локализации все еще недостижима. Как правило, абонента с телефоном здесь «видят» не три-четыре, а в лучшем случае лишь две мачты, расположенные в нескольких милях друг от друга. В подобных условиях – пока не развернуто в достатке базовых станций – особую актуальность обретают удешевление и миниатюризация технологии GPS [ВС02].

Движущиеся мишени

Устройства GPS нередко называют суперсовременной версией обычного компаса – хайтек-прибор не просто показывает направление на север, а с высокой точностью определяет географические координаты своего местоположения. В основе системы лежит прием аппаратом GPS синхросигналов от спутников, оснащенных точнейшими атомными часами. Орбиты двух дюжин спутников построены так, что GPS-приемник в любой точке Земли способен одновременно «видеть» сигналы по меньшей мере от четырех аппаратов. Сравнивая расхождения в сигналах времени от каждого из атомных хронометров, GPS-устройство вычисляет расстояние до каждого из спутников. Используя эти данные, аппарат одновременно может определять не только свое местоположение, но и точное время замера. Чувствительные GPS устройства способны определять координаты на местности с точностью до 15—20 метров, а при определенных условиях – и до 3-5 метров.

Понятно, что эта технология в сочетании с аппаратурой беспроводной мобильной связи несет в себе чрезвычайно заманчивый потенциал для организации постоянного слежения, скажем, за перемещением автомобилей или других транспортных средств. Потенциал этот быстро оценили не только спецслужбы, но и коммерческие фирмы, тоже желающие внедрять GPS «для контроля за ситуацией». Как и со всякой шпионской технологией, вскоре пошли известия о перегибах и судебных разбирательствах.

Наиболее громкое разбирательство, создавшее в США прецедент со злоупотреблением GPS в бизнесе, происходило летом 2001 года в штате Коннектикут. Когда Джеймс Тернер, один из постоянных клиентов местной компании Acme Rent-A-Car, г. Нью-Хейвен, в очередной раз пришел брать напрокат автофургон, администрация фирмы сообщила ему, что теперь все машины оборудованы системой GPS, а в контракте появилась новая строка, согласно которой за каждое превышение скорости 80 миль/час будет дополнительно взиматься 150 долларов. Тернер, естественно, не обратил никакого внимания на нововведение, поскольку брал машину здесь постоянно, а в навигационной системе GPS не нуждался. Но на самом деле Acme оборудовала свои автомобили куда более хитроумной технологией OnBoard компании AMQ (www.airiq.com), которая с помощью GPS позволяет не только следить из центра за всеми перемещениями машины, но и постоянно отслеживать скорость, а также может заглушить мотор и даже запереть все замки… Так что Джеймс Тернер не успел еще и автофургон вернуть, когда обнаружил, что со счета его кредитной карточки уже снято 450 долларов, поскольку он «трижды превысил допустимую скорость». Компания с готовностью предложила ему даже показать на карте, где именно скорость превышалась [RS01].

Разгневанный Тернер нанял адвоката и решил через суд наказать компанию, столь беззастенчиво вторгающуюся в его личную жизнь. Компания, естественно, стала напирать на то, что все ее действия заблаговременно оговорены в условиях контракта. Дело получило резонанс, к нему подключились не только правозащитные организации, но и высокие судебные инстанции, однако в какую сторону качнется чаша правосудия было совершенно неясно. Ибо масштабы вторжения бизнеса в частную жизнь граждан с помощью глобальных спутниковых систем – дело пока что неурегулированное. Конкретно в коннектикутском деле суд в итоге встал на сторону Тернера, запретив компании Acme Rent-A-Саг взимать самовольно установленные штрафы за превышение скорости и обязав ее выплатить обратно деньги всем, кто уже был оштрафован. В применении системы GPS ничего предосудительного не усмотрено, ибо машины – собственность фирмы проката [СВ02].

Вызванные техническим прогрессом перемены в «автодорожном» гражданском законодательстве и в работе полиции – это, вообще говоря, отдельная очень большая тема, сильно выходящая за рамки книги. Здесь же имеется возможность упомянуть лишь несколько ярких примеров. Так, с сентября 2002 г. в американском штате Мэриленд вступил в силу новый закон, согласно которому людям, дважды за пять лет уличенным в вождении автомобиля в нетрезвом состоянии, принудительно устанавливают в машину блокиратор зажигания с тестовой трубкой. Это электронное устройство размером с сотовый телефон крепится к приборной панели и дозволяет запуск двигателя лишь в том случае, если водитель проходит тест на безалкогольное дыхание.

При вступлении закона в силу в Мэриленде насчитывалось около 5200 такого рода водителей, склонных к нетрезвой езде, которых обязали выплачивать по 65 долларов в месяц за блокиратор и сопутствующее «обслуживание». Для этого им ежемесячно надлежит являться в один из 26 сервис-центров штата, где из микрокомпьютера-блокиратора выгружается для анализа информация о датах, времени и дальности каждой из поездок за отчетный период. Таким образом выявляются люди, решившие обмануть систему, к примеру, пересев на другую машину. В принципе, любители выпить за рулем имеют право отказаться от столь навязчивого присмотра, но тогда они лишаются водительской лицензии. Мэриленд стал уже 41-м штатом, вводящим за последние годы закон о принудительном блокираторе зажигания, поскольку от этого напрямую зависит дальнейшее поступление денег из федеральной казны на поддержание автострад [DO02].