Подробное изложение фактов о сотрудничестве бостонской мафии и федеральной полиции в 1970-1980-е годы представлено в обстоятельной книге-расследовании [LN03] Дика Лера и Джерарда О’Нила «Черная месса: ирландская банда, ФБР и договор с дьяволом». Начало же череде всех этих грязных дел было положено в 1965 году, когда в результате сделки ФБР с бандитами четыре человека были упрятаны пожизненно в тюрьму за убийство авторитетного гангстера Эдварда «Тедди» Дигана, хотя имелись достоверные свидетельства о невиновности всех этих людей. Единственной причиной их «нейтрализации» стало то, что они, возможно, располагали кое-какой информацией о реальных убийцах. Двое из осужденных так и скончались за решеткой, двое других провели в тюрьме более 30 лет своей жизни по сути дела лишь из-за одного, заведомо ложного свидетельства субъекта по имени Джозеф «Скотина» Барбоза.

Барбоза в документах на имя Гувера представлен как «профессиональный наемный киллер, ответственный за множество убийств и признанный всеми правоохранительными органами Новой Англии как наиболее опасный из известных преступников». В суде Барбоза давал показания в защиту своего приятеля, Джеймса Винсента Флемми, который в действительности и убил Дигана. Кроме того, Флемми был осведомителем ФБР, где были в курсе о висящих на нем по меньшей мере 7 убийствах. С помощью этого киллера и еще двух головорезов, чуть позже ставших информаторами ФБР – Стивена «Стрелка» Флемми (старшего брата Джеймса) и Джеймса «Уитни» Балджера – ФБР фактически уничтожило мафиозный бостонский клан Патриарка. В результате этого контроль за рэкетом в Бостоне перешел к Джеймсу Балджеру и «Стрелку» Флемми.

После суда по делу об убийстве Дигана в отношении лжеца Джозефа Барбозы была запущена федеральная программа защиты свидетелей, его переправили в Калифорнию, где вскоре Барбоза совершил еще одно убийство. ФБР вновь пришло на выручку, непосредственно помогало защите, Барбоза получил небольшой срок, а о его досрочном освобождении ходатайствовал не кто-нибудь, а федеральный прокурор. Один из сотрудников ФБР, Пол Рико, вербовавший в качестве осведомителей киллеров Флемми и Барбозу, уйдя с работы в правоохранительных органах, стал главой службы безопасности фирмы World Jai Alai, тесно связанной с организованной преступностью. В последние годы, когда американское правосудие все же решило разобраться с бостонской историей, Пол Рико попал под следствие в деле об убийстве Роджера Уилера, главы World Jai Alai. Как установлено следствием парламентской комиссии, бандиты-информаторы, когда-то взятые под опеку Эдгаром Гувером, продолжали заниматься преступной деятельностью вплоть до 1990-х годов, совершив несколько десятков убийств.

Завершив парламентское расследования и соответствующие слушания в Конгрессе, глава Комитета по правительственной реформе, республиканец Дэн Бертон внес на обсуждение Палаты представителей законопроект об удалении имени Дж. Эдгара Гувера со штаб-квартиры ФБР в Вашингтоне. Подводя итог вскрытым фактам, Бертон заявил, что деятельность легендарного директора ФБР – это форменное издевательство над законом: «Совершенно очевидно, что Эдгар Гувер злоупотреблял своим постом директора ФБР. Символика занимает важное место в Соединенных Штатах, и было бы ошибкой продолжать почитать человека, который часто манипулировал законом для достижения своих личных целей» [AU03].

Доверие и Свобода

В середине 1990-х годов одной из самых наглядных демонстраций того, насколько американское общество не доверяет собственной власти, стал полнейший крах инициативы с «депонированием криптографических ключей» (key escrow). Суть данной инициативы, родившейся в недрах спецслужб, сводилась к тому, что вместе с персональными компьютерами широкие слои населения получили свободный доступ к мощным средствам шифрования информации, а сильную криптографию государство издавна приравнивает к опасному военному снаряжению, распространение которого подлежит строгому контролю. А потому, решили спецслужбы, следует навязать обществу такую систему, при которой к каждому сильному шифру должен на этапе изготовления прилагаться еще один, специальный криптоключ, позволяющий компетентным органам вскрывать любую зашифрованную информацию, если возникнет такая потребность. Ну а чтобы эти специальные криптоключи находились у властей всегда под рукой, и была рождена идея об их централизованном хранении (депонировании) в единой базе данных.

Идея, что ни говори, была чрезвычайно заманчивая. Не рассчитали власти лишь одного – насколько сильно все это не понравится народу. Как только инициатива с депонированием была озвучена клинтоновской администрацией, в обществе поднялся буквально ураган протестов. Аргументы против экзотического новшества были выдвинуты самые разные, от технических до моральных, но лейтмотив у них был единый – любые властные структуры состоят из людей, которые имеют склонность злоупотреблять данной им властью. И весь предшествовавший опыт свидетельствует, что у граждан нет абсолютно никаких оснований доверять тайны своей личной жизни государству лишь на том основании, что так ему проще обеспечивать всеобщую безопасность [EF03].

Поскольку никакого доверия не получилось, всю программу депонирования ключей (с лежавшим в ее основе техническим решением под названием «клиппер-чип») пришлось властям свернуть. На какое-то время. А затем, в 2000-е годы примерно с той же идеей, но уже совсем под другим соусом, выступили крупнейшие компьютерные фирмы. Теперь обществу предложено довериться корпорациям.

Платформе партии – доверяем… Или все-таки нет?

Начиная с лета 2002 года регулярно приходят известия о все более отчетливой и конкретной материализации инициативы под завлекательным, на первый взгляд, названием Trusted Computing (ТС). На русский доходчивее всего это можно перевести как «ДоверяйКо», от Доверяемый Компьютер. Суть данной инициативы в том, что несколько лет назад группа ведущих фирм-изготовителей компьютерной индустрии – Intel, IBМ, AMD, HP, Compaq и Microsoft– объединилась в консорциум TCP А (Trusted Computing Platform Alliance, 1999), чтобы «более широко внедрять доверие и безопасность в разнообразные компьютерные платформы и устройства – от ПК и серверов до карманных компьютеров и цифровых телефонов». С апреля 2003 года все затеянные работы по внедрению доверия ведутся под эгидой специально созданной ради этого «открытой промышленной группы» Trusted Computing Group (TCG, www.trustedcomputinggroup.org). По состоянию на конец того же года членами TCG являлись уже свыше 200 компаний самого разного профиля и масштаба.

Судя по названию и декларациям, цель, поставленная альянсом, звучит очень благородно – «создание архитектурной платформы для более безопасного компьютера». Вот только позиции, с которых в TCG определяют «безопасность», вызывают сильные возражения у очень многих независимых и авторитетных экспертов в области защиты информации. Потому что машины, создаваемые по спецификациям Trusted Computing, будут более «доверяемыми» с точки зрения индустрии развлекательного контента и компьютерных корпораций. А вот у самих владельцев новых компьютеров доверия к машинам станет значительно меньше. Потому что совершенно очевидно – в конечном счете спецификации «Доверяй-Ко» перемещают весь контроль за работой ПК от пользователя к тем, кто изготовил программы и создал файлы по лицензии TCG.

С лета 2002 года, когда публика впервые узнала о секретном прежде проекте Microsoft под названием Palladium (составная часть инициативы TCP А), в альянсе происходит непрерывная чехарда со сменой названий. Проект Palladium, однозначно вызвавший негативную реакцию общественности, вскоре сменил свое звучное имя на спотыкучее NGSCB (читается как «энскюб», а расшифровывается как Next-Generation Secure Computing Base, т. е. «безопасная вычислительная база следующего поколения»). Консорциум TCP А по каким-то, даже не разъясненным рядовым участникам, причинам стал называться TCG. В корпорации Intel новый курс предпочитают называть Safer Computing, т. е. «более безопасный компьютинг». Короче, поскольку за всем этим мельтешением продолжают оставаться те же самые центральные игроки с прежними целями, у многих создается подозрение, что это своего рода дымовая завеса. Или как бы маневры, призванные отвлечь внимание публики от того, что же в действительности реализуют схемы «ДоверяйКо» [DF03][RJ03].