Гольдштерн энергично настоял на своем. Я отметила про себя, как быстро

он завоевал авторитет. Приятно было думать о том, что раз в неделю я

смогу его навещать. Он был так не похож на всех, кого я знала. Внезапно

мы заметили, что господин Гольдштерн выглядит очень усталым.

Наверное, разговор потребовал от него большего напряжения, чем нам

вначале казалось.

Тетя Эрна предложила нам отправляться домой. Господин Голь-

дштерн выслушал эти слова с благодарностью. Мани ненадолго

осторожно положил голову ему на колени. Пес чувствовал, что господин

Гольдштерн был очень слаб. Хозяин позвонил. Горничная появилась

39

мгновенно. Мы распрощались, и она проводила нас до дверей.

Мы высадили тетю Эрну у дверей ее квартиры и отправились домой.

Пока папа рассказывал маме обо всем, что произошло, мы с Мани

отправились в лес. Мне нужно было о многом его спросить.

Наконец мы добрались до нашего убежища. Я раздвинула ветви

перед входом, и мы проползли по узкому проходу под кустами на полянку.

Когда мы оказались там, я услыхала голос Мани:

* Я рад, что вы с господином Гольдштерном понравились друг

другу. Он замечательный человек, и я от него многому научился.

Я удивилась, так как никогда не думала, что Мани тоже когда-то

приходилось учиться. Ну, ясно. Он же не родился сразу таким умным.

* А почему ты никогда не рассказывал мне о господине Гольд-

штерне? — спросила я.

* Мы же решили говорить только о деньгах, — возразил Мани.

* Но ты же, наверное, скучал по нему? — ревниво спросила я.

* Во время аварии я подумал, что мой хозяин умер, — объяснил

Мани. — Все было в крови, и он лежал абсолютно неподвижно. Да и я

был совершенно оглушен. Я забрался в кусты и потерял сознание. Должно

быть, я долго спал. А когда проснулся, ни машины, ни хозяина уже не

было. Я не надеялся его еще когда-нибудь увидеть.

Теперь мне кое-что стало понятно. А

Мани продолжал:

* Ну, а теперь мы опять будем говорить о деньгах и ни о чем

другом. Если ты хочешь узнать еще что-нибудь, спросишь у моего

хозяина, когда мы в следующий раз навестим его.

Мне было на сей раз вовсе не до денег. Ведь произошло столько

интересного. И мне хотелось воспользоваться удобным случаем и

спросить Мани, как получилось, что он, в отличие от других собак, сохранил дар речи.

Но Мани очень решительно заявил:

* Мы хотим позаботиться о том, чтобы у твоих родителей было не

так много финансовых проблем. Но сначала давай повторим то, о чем мы

уже говорили раньше. Как идут дела с твоим альбомом мечты?

Я покраснела:

* Я начала готовить его. Но не хватает подходящих фотографий

компьютера и Сан-Франциско. И для копилок мечты тоже. Я собиралась

найти эти фотографии, но совсем забыла об этом.

Мани критически посмотрел на меня и неумолимо продолжал:

* А ты визуализировала? И что с твоим журналом успеха? Ты вчера

что-нибудь записала?

* Вчера у меня были совсем другие заботы, — пробормотала я. —

Я так боялась тебя потерять. И не могла думать ни о чем другом.

*

40

* Это понятно, — ответил Мани. — Но именно эту ошибку делают

многие люди, которым не хватает денег. У них всегда оказывается такое

множество срочных дел, что никак не находится времени заняться делами

важными.

* Я этого не понимаю. Что может быть важнее, чем вопрос, останешься ли ты со мной?

* Я же сказал, что понимаю тебя, — ответил Мани. — Но что ты

делала до того, как приехала твоя тетя? Какую отговорку найдешь ты

теперь?

* Я была так счастлива, что могу заработать столько денег, гуляя с

Наполеоном, — сказала я.

Мани серьезно смотрел на меня:

* По этому поводу я хочу сказать тебе три важные вещи. Во-

первых, ты должна делать то, что намеревалась, даже тогда, когда у тебя

проблемы. Ведь когда все в порядке, делать это может каждый. Но когда

появляются настоящие проблемы, все становится ясно. Лишь немногим

хватает последовательности, чтобы осуществить задуманное. А люди, заработавшие особенно большие деньги, оказывались способными

работать лучше всего тогда, когда у них было больше всего проблем.

Я задумалась. Это я уже однажды слышала. Кто же это говорил? Ах

да, Марсель. С его загадочным вторым советом: “Если все идет хорошо, зарабатывать может каждый. Но когда становится трудно, тогда все

становится ясно”. Я поняла, что еще очень многому должна научиться.

Мани кивнул:

* Проблемы будут всегда. Но, несмотря на это, ты должна каждый

день делать то, что важно для твоего будущего. Тебе потребуется всего

десять минут. Но эти десять минут могут очень многое изменить.

Большинство людей остается такими, как есть, потому что они не находят

этих десяти минут. Они хотят, чтобы изменились обстоятельства. Но при

этом не замечают, что сначала они сами должны измениться, — Мани

помолчал. — Эти десять минут и нужны для того, чтобы изменить самого

себя. Лучше всего, если ты торжественно и свято пообещаешь самой себе

с сегодняшнего дня регулярно писать в журнале успеха и

визуализировать. Причем, независимо от того, что происходит. Каждый

день. Я подняла в клятве правую руку. С этой минуты я буду каждый день

писать в журнале успеха и визуализировать. Обязуюсь.

* Во-вторых, — продолжал Мани, — эти важные вещи ты должна

делать и тогда, когда все идет прекрасно.

Я удивленно смотрела на него. Что он хотел этим сказать?

* Когда ты получила работу с Наполеоном, ты была так празднично

настроена, что и не вспомнила ни о журнале, ни о копилке, ни об альбоме.

Видишь ли, есть тысячи вещей, которые могут отвлечь

*

41

человека. Поэтому ты должна назначить себе точное время дня, когда

будешь заниматься этим.

Я задумалась. Это было не так-то просто. По вечерам я, пожалуй, уже слишком усталая. Днем всегда находится что-нибудь другое. Значит, остается только утро. Но тогда мне придется раньше вставать…

* Не забывай, это всего десять минут, — Мани опять прочитал мои

мысли.

Я согласилась, хотя знала, что это будет непросто. Я решила с

завтрашнего дня вставать на десять минут раньше, быстро умываться, чтобы проснуться по-настоящему, и садиться за журнал успеха.

* И еще кое-что, — немилосердно продолжал Мани. — Знаешь, почему ты так и не нашла фотографий? — и сам же ответил: — Потому

что ты не придерживалась правила трех суток.

* Правило трех суток? — переспросила я.

* Это просто. Если ты решила что-то сделать, то делать это нужно

в течение семидесяти двух часов. Иначе ты, скорее всего, никогда этого не

сделаешь.

Я раздумывала. Правда ли это? Я за свою жизнь много раз хотела

что-то сделать, да так и не сделала. С другой стороны, я многое сделала.

Возможно, Мани и прав. А поскольку он, собственно говоря, всегда прав, я решила последовать его совету. Все, что решила, я буду делать в течение

трех суток.

Долги: что мои родители делают неправильно

Я вдруг подумала о Наполеоне. Проклятье, я совсем забыла о

нем.

Я предложила Мани отправиться поскорее к дому супругов Ха-

ненкамп и вывести Наполеона гулять. А о папиных долгах мы решили

поговорить после ужина. Это, без сомнений, будет очень увлекательно.

Все-таки одним из трех самых сильных моих желаний было помочь

родителям избавиться от долгов. А Мани говорил, что это совсем не

сложно. “Да, здорово было бы, если бы я смогла помочь маме и папе”, —

думала я, довольно усмехаясь. Мани шел рядом.

Господин Ханенкамп уже ждал у окна. Наполеон, едва увидев меня, начал радостно повизгивать. Поприветствовав хозяев, я с обеими