тратить деньги. Но об этом мы еще поговорим.

Мани объяснил все очень понятно. И я записала в моем блокнотике: 1.Порвать кредитную карточку.

2.Договориться о самых низких взносах по кредиту, какие только

возможны. Спросить господина Гольдштерна, поможет ли он моим

родителям.

Мани терпеливо подождал, когда я закончу писать, и перешел к

следующему пункту:

* Третье правило касается потребительских долгов. Это долги, которые не связаны с покупкой дома. Если деньги нужны на то, что

*

45

бы купить новый автомобиль, телевизор, мебель или просто на жизнь, —

это потребительские долги. В этом случае должнику следует соблюдать

правило “пятьдесят на пятьдесят”. Половину тех денег, что не нужны на

повседневные расходы, нужно откладывать. Другую половину отдавать на

выплату долгов.

* А бабушка всегда говорит, что долги нужно возвращать как

можно скорее, — вспомнила я. — Значит, на это должны направляться все

деньги, которые не нужны на жизнь.

* И чего ты достигнешь, вернув все долги? — спросил Мани.

* Мама с палой всегда говорят, что тогда у них камень с плеч

упадет, — попробовала я объяснить.

* Они думают именно так, — согласился Мани. — Но на самом

деле, выплатив долги, они останутся на нуле. А нуль — это ничто. А

ничто не может быть целью стремлений.

* А что же может быть целью? — удивилась я.

* Поездка в Америку или компьютер — это цель, — терпеливо

объяснил Мани. — Или, например, сэкономить определенную сумму

денег, которые не будут потрачены, — это тоже цель.

* Но зачем же экономить деньги, если их потом не тратить? — я

была совсем озадачена.

* Я объясню тебе это через несколько дней, — утешил меня

Лабрадор. — А сейчас вернемся к долгам. Итак, твои родители должны

начать экономить. Незачем ждать того момента, когда они рассчитаются с

долгами. Начинать можно немедленно. Только тогда они смогут

осуществлять свои желания, не прибегая для этого к новым кредитам. И

получат от этого куда больше удовольствия, потому что их совесть будет

спокойна.

* Ты хочешь сказать, что им тоже следует завести копилку мечты?

* Это неплохая мысль, — кивнул Мани. — Кстати, все

потребительские долги — глупые долги. Гораздо разумнее тратить только

те деньги, которые удалось отложить.

Мани очень хорошо все объяснил, и я записала:

3.Пятьдесят процентов денег экономить, а другие пятьдесят

процентов использовать для погашения потребительских долгов. Лучше

всего вообще не делать потребительских долгов.

* И последнее правило, — глаза Мани весело блестели. — Тому, у

кого есть долги, следовало бы приклеить на свой кошелек бумажку с

надписью: “ЭТО И В САМОМ ДЕЛЕ НУЖНО КУПИТЬ?” Тогда человек

хотя бы возле кассы вспомнит, что не должен много тратить.

* Это касается всех, у кого нет такой собаки, как ты, —

рассмеялась я.

Мани завилял хвостом и лизнул меня в лицо. Я в ответ звонко

шлепнула его. Потом я записала последний пункт: 4.ЭТО И В САМОМ ДЕЛЕ НУЖНО КУПИТЬ?

5.

46

Ну что ж, я многое узнала о долгах. Но это было легко по сравнению

с задачей научить всему и моих родителей.. Хорошо, что Мани подал мне

идею попросить господина Гольдштерна, чтобы он побеседовал с моими

мамой и папой. Однако я еще недостаточно хорошо с ним знакома, чтобы

обращаться с такой просьбой. Придется немного подождать.

Но одно я решила твердо: сама я никогда не буду делать таких

долгов. Я буду сначала откладывать деньги, чтобы потом что-либо на них

купить. Мне вовсе не хочется попадать в такое положение, в каком

оказались мои родители.

У господина Гольдштерна

В следующие дни все шло как по маслу. Я вновь смогла как следует

сконцентрироваться на школьных делах и продолжала тренировки с

Наполеоном. К концу первой недели я получила от господина Ханенкампа

семь евро — семь дней по одному евро в день. Кроме того, я получила

тридцать евро за три команды, которым обучила Наполеона. Он умел

теперь по приказу садиться, ложиться и давать лапу.

Я с гордостью пересчитала свои деньги — тридцать семь евро. Это

была большая сумма. Но я больше не испытывала угрызений совести или

досады. Ведь для господ Ханенкамп жизнь с Наполеоном стала намного

легче.Они были так мною довольны, что даже спросили, не соглашусь ли я

гулять с их собакой и по утрам. За это мне предложили еще по одному

евро в день. Я спросила родителей, и они разрешили.

Мани сказал, что у него есть замечательная идея, как мне

использовать эти деньги. Поэтому, пока он не рассказал о своей идее, я

бережно спрятала деньги между школьных тетрадок.

Но кое-что было еще увлекательнее, чем большие заработки. Сегодня

шофер господина Гольдштерна должен приехать за мной и Мани. Я с

нетерпением ждала возможности ближе познакомиться с богатым

человеком.

Звонок прозвучал ровно в четверть четвертого, как и

договаривались. Меня удивило, что шофером оказалась пожилая дама, приветливо мне улыбавшаяся. Мы сели в ожидавший нас “Роллс-Ройс”. Я

сказала, что всегда думала, будто шоферами могут быть только мужчины.

Она засмеялась:

* Господин Гольдштерн необыкновенный человек, и он делает

необыкновенные вещи. Ему все равно, как поступают все. Он делает то, что считает правильным.

Мне стало любопытно. Женщина-шофер как будто почувствовала это

и продолжила:

* Он случайно услышал, как я говорила своей подруге, что у меня

нет работы. И хотя он видел меня впервые, он все же спросил,

*

47

могу ли я водить машину. Я, конечно, могла. Тогда он сказал: “Хорошо.

Если хотите, то можете начать работать моим шофером. Я как раз ищу

человека на эту должность”. И это все, что он сказал. Мне даже не

пришлось делать пробную поездку. Он умеет оценить человека с первого

взгляда. При этом он слушается только своей интуиции. На меня

рассказанное произвело большое впечатление.

* И вы не боитесь водить такую большую машину? — спросила я.

* Видишь ли, — ответила женщина-шофер, — господин Голь-

дштерн научил меня, как укрепить уверенность в себе. Все, кто с ним

работает, ведут журнал успеха.

* Я тоже, — задорно сказала я. Теперь пришла очередь шофера

удивляться. Я гордо поглаживала Мани. А он быстро лизнул меня в лицо.

От этого его следует отучить, решила я.

Наконец мы подъехали к санаторию. Вообще-то мне не нравятся

больницы. Но эта больше походила на курортную гостиницу. Вот что

значит, когда у тебя есть много денег! Женщина-шофер отвела нас в

палату господина Гольдштерна. Он сидел в кресле и находился, похоже, в

прекрасном настроении. Мани, виляя хвостом, тут же прыгнул к нему и

первым делом лизнул своего бывшего хозяина в лицо.

* Со мной он тоже так делает, — сказала я. — Я уже решила, что

надо его от этого отучить.

* Я рад, что ты пришла, — приветствовал меня господин Голь-

дштерн.

* И я тоже очень рада, — искренне сказала я. Хотя и не могла бы

сказать, чему именно радуюсь. Впрочем, я, конечно, надеялась узнать, каким же образом сохранился у Мани дар речи.

Господин Гольдштерн осторожно поиграл некоторое время с

Лабрадором. Заметно было, что при резких движениях он испытывает

боль. Но общение с Мани, похоже, все-таки шло ему на пользу.

Через некоторое время он вновь обратился ко мне. Его интересовало

все, что было как-то связано с Мани. Я рассказала, чем мы его кормим и

как часто я вывожу его гулять. И о том, что мы гуляем вместе с