Мани, наверное, знает лучше. Я решила, что завтра непременно запишу

его слова “в журнал успеха. Это ведь самая большая похвала, которую я

слышала в своей жизни. Я могу стать такой же преуспевающей, как

господин Гольдштерн. Какая мысль!

* Это зависит только от того, что ты решишь, чего ты захочешь.

* Принять решение несложно, — не раздумывая, сказала я.

* Конечно, большинство людей ответили бы так же. Но не все

*

78

из них готовы делать все необходимое. Они не готовы платить за

достижение своей цели.

* И что же я должна делать?

* То же самое, что ты уже делаешь. Важно, чтобы ты не перестала

делать записи в журнале успеха, достигнув некоторых успехов в жизни.

Я заверила, что и не собираюсь останавливаться.

* Это не так легко, как ты сейчас думаешь, — проникновенно

сказал Мани. — Успех часто делает человека заносчивым. Но если ты

станешь заносчивой и надменной, то перестанешь учиться. А кто

прекращает учиться, тот перестает и расти как личность.

Он остановился, давая мне время лучше понять его слова, затем

продолжил:

* До тех пор, пока ты продолжаешь вести журнал успеха, ты

больше размышляешь о себе самой, о мире и о закономерностях успеха. В

результате ты все лучше понимаешь себя и свои желания. А это делает

тебя способной понимать и других. До конца понять себя самого и тайны

вселенной — это идеал, которого никогда нельзя достичь полностью. Но к

нему можно понемногу приближаться.

* Но мне доставляет огромное удовольствие вести мой журнал

успеха, — вслух подумала я.

* Хорошо! — голос Мани звучал очень серьезно. — Но, кроме того, ты не имеешь права уходить от трудностей. Страх перед трудностями, ошибками или неудачами испортил жизнь очень многим людям.

Я покраснела:

* Есть кое-что, чего я очень боюсь. Не помогло даже то, что

госпожа Хайнен и супруги Ханенкамп очень уговаривали меня

согласиться, — и я рассказала Мани о предложении кассирши из банка. —

Я знаю, что нужно выступить на этом собрании. Просто я слишком боюсь.

Я не смогу.

Мани ответил загадочно:

* Пойдем, принесем твой журнал успеха.

Сказав это, он скрылся в кустах. Я озадаченно поспешила вслед за

ним. Хотя я бежала так быстро, как только могла, догнать его мне не

удалось. Мани пришел домой намного раньше меня. Я торопливо схватила

журнал, и мы снова побежали в лес. До укрытия я добралась, окончательно

запыхавшись.

Когда я немного пришла в себя и отдышалась, Мани заговорил:

* Если ты думаешь, что не справишься с чем-то, нужно просто

полистать журнал успеха и поискать в своем прошлом доказательства

того, что ты и в будущем со всем сможешь справиться.

Я просмотрела записи в журнале. Чего я только ни боялась, а потом

оказывалось, что это было совсем просто: когда я предложила господину

Ханенкампу гулять с Наполеоном, когда познакомилась с

79

господином Гольдштерном. И в подвал страшно было идти, и что мама

вновь посмеется надо мной, как тогда, когда она нашла мои копилки

мечты. А как я боялась потерять Мани…

* А тебе не кажется, что ты способна сделать куда больше, чем

иногда думаешь? — допытывался Мали.

Необыкновенно! Я и в самом деле впервые почувствовала, что уже

не так сильно боюсь выступать на собрании. Чем больше я вспоминала, чего уже достигла, тем увереннее становилась. Вдруг я заметила, что не

испытываю больше парализующего страха, а просто волнуюсь и

нервничаю, думая о своей речи. Но теперь я была уверена, что

выступление мне по силам.

Мани внимательно наблюдал за мной.

* Это похоже на колдовство, — удивилась я. — Только что я была

убеждена, что никогда не смогу выступить. А теперь мне этого даже

хочется. Хотя я, конечно, буду очень нервничать.

Настроение у меня поднялось. Госпожа Хайнен и старички Ха-

ненкампы определенно будут гордиться моим решением.

Мани радостно лизнул меня в лицо. Мне все еще не удалось отучить

его от этой привычки и, наверное, никогда не удастся.

Я никак не могла понять, что же случилось. Это было похоже на

самое настоящее волшебство.

* Как же это может быть? — воскликнула я.

* Страх появляется, когда мы представляем себе, что задуманное не

удастся. Чем больше мы раздумываем, что может выйти плохо, тем

больше боимся, — засмеялся он. — Но когда ты читаешь свой журнал

успеха, ты сосредоточиваешься на своих достижениях. И тогда ты

начинаешь представлять себе, как все хорошо получится.

Мне все еще казалось, что я чего-то не поняла. И Мани еще раз

подвел итог своим объяснениям:

* Если ты думаешь о позитивных целях, страх просто не может

появиться.

* Понять это как следует я не могу, — я пожала плечами. — Но это, наверное, как с электричеством. Достаточно знать, что оно существует и

работает.

Мани согласно прищурил глаза.

Мы выбрались из укрытия, но на этот раз мы больше никуда не

спешили.

Перед сном мне нужно было еще многое сделать. Следовало

успокоить родителей. Когда я напомнила им о завтрашней поездке к

господину Гольдштерну, мама перестала плакать. Потом я позвонила

Марселю и Монике и рассказала им о предложении госпожи Трумпф

основать вместе с нами инвестиционную группу.

Следующим утром симпатичная женщина-шофер заехала за моими

родителями. Господин Гольдштерн сказал, что будет лучше, если он

поговорит с ними без меня. Я не знаю точно, о чем они

80

разговаривали и что решили. Родителей не было очень долго. Но, вернувшись, они выглядели совершенно счастливыми.

Мне они сказали только, что господин Гольдштерн добился для них

отсрочки платежей на несколько месяцев и снижения ежемесячных

взносов на тридцать два процента. Поэтому у нас будет оставаться больше

денег на жизнь. Родители решили половину из этих тридцати двух

процентов откладывать на черный день, а вторую половину использовать

на то, чтобы выкормить собственную золотую курицу.

Мы все трое радостно обнялись. Потом я приласкала Мани. Мама и

папа не поняли, что это моя благодарность Мани. А я долго гладила его

красивую белую шерсть, и он молча наслаждался этим. А потом снова

лизнул меня прямо в лицо…

Идя в свою комнату, я была настроена празднично. Я вынула из

журнала успеха список желаний. Там значилось: одна из самых главных

целей — помочь родителям справиться с долгами. И я это сделала —

правда, с помощью господина Гольдштерна, но ведь их встречу

организовала все-таки я. Я торжественно достала красный карандаш и

поставила большую галочку. Потом я сделала внеочередную запись в

журнале успеха. Но и этого мне казалось недостаточно. Тогда на

последней странице журнала я большими буквами вывела заголовок:

“МОИ САМЫЕ КРУПНЫЕ УСПЕХИ”. Под заголовком я написала:

“1. Помогла родителям, чтобы они не страдали больше из-за долгов и

одновременно начали откладывать деньги”.

Затем, полная гордости, я заглянула в мои копилки мечты. Да, осталось совсем недолго. Скоро я смогу их “разбить”. С ума сойти!

Инвестиционный клуб

После обеда Моника, Марсель и я — и, конечно же, Мани —

встретились у госпожи Трумпф. К нашему приходу старушка накрыла

зеленой скатертью круглый стол и поставила на него старинный

подсвечник с шестью зажженными свечами, что придало всему вокруг

какой-то праздничный вид. Каждому из нас было приготовлено место, где

лежали маленькая папка и конверт.

Госпояса Трумпф попросила нас пока ничего не трогать. Мы с

огромным интересом ждали, что же произойдёт дальше.