Выбирая свободу

Пример двух Корей показателен в том смысле, что политические и экономические культуры могут иметь существенные различия. То же справедливо и в отношении корпоративных культур. Возможность успеха или неудачи во многом определяется местом работы и соответствующей культурой, носителем которой является работник. Менеджер-освободитель понимает это и предпочитает трудиться в тех немногочисленных компаниях, которые поощряют высокую результативность и личную свободу.

Люди запрограммированы на сотрудничество и конструктивное общение, поэтому результаты честного и искреннего поведения неизмеримо высоки по сравнению с усилиями, которые такое поведение может потребовать. Лучше освобождать, чем порабощать; и для коллективов, и для отдельно взятого человека освобождение – единственный способ достичь вершин удовольствия от достигнутого. Увы, для бизнеса в целом освобождающий менеджмент остается своего рода экзотикой. Для движения по пути к полной свободе и открытости необходимы великая мудрость и отзывчивость – редкие качества в корпоративном мире.

Как менеджер-освободитель вы должны ценить и совершенствовать главные качества, профессиональные навыки, индивидуальные особенности и опыт членов вашего коллектива. Это поможет и им стать прекрасными управленцами, и таким образом вы сможете распространить поддержку самых разных, но взаимодополняющих «20 % фишек» по всей организации. Личное освобождение возможно только в среде, поощряющей стремление к свободе. И хотя такую культурную среду создать очень непросто, разрушить ее еще труднее.

Становление менеджера-освободителя потребует серьезного продвижения по пути самопознания, поскольку, прежде чем освобождать других, необходимо освободиться самому. Но следующий способ поведет вас еще глубже к сущности вашей индивидуальности, потому что он объясняет, как стать более совершенным менеджером, начав поиск смысла своей трудовой жизни.

Способ № 6: Менеджер в поисках смысла

Воплотить мечту… получить возможность творить – вот что самое главное. Деньги – просто соус.

Бетти Дэвис

В работе мне нравится то, что она дает нам возможность найти себя.

Джозеф Конрад (1)

В 40 лет я страдал от избытка удачи. После 14 лет работы в управленческом консалтинге я решил забросить свой калькулятор в дальний ящик стола. Я продал свою долю в LEK – фирме, сооснователем которой я стал за шесть лет до этого и которая дала мне возможность более чем безбедно существовать всю оставшуюся жизнь. Теперь у меня была полная свобода заниматься чем угодно. Но чем именно?

Я не имел об этом ни малейшего представления. Я подумал, что не стоит больше так усердствовать в работе, и создал небольшую инвест-компанию. Но особого смысла в этом я не обнаружил. Я пробовал не работать вообще, но от этого мне становилось стыдно, и я чувствовал себя неприкаянным. Потребовалось довольно много времени, пока я не понял, что могу писать книги, которые, к лучшему или к худшему, никто, кроме меня, не напишет, и это наполняет мою жизнь смыслом в большей степени, чем что-либо другое. Мне повезло с тем, что я могу позволить себе приятный образ жизни без суеты и напряжений. У меня полно времени для езды на велосипеде, тенниса, прогулок по живописным окрестностям и общения с друзьями. Но настоящее удовлетворение я испытываю, если могу ежедневно писать о чем-то, что считаю важным и нужным.

Нет ничего важнее, чем понимание своего жизненного предназначения. Австрийский врач и философ Виктор Франкль – автор одной из наиболее значительных книг прошлого столетия «Человек в поисках смысла», которую он написал после своего освобождения из концлагеря Дахау, – утверждает, что смысл человеческого существования определяется результатами занятий делом, которое соответствует способностям, умениям и мировоззрению конкретного индивидуума. В поисках недостающего смысла люди пытаются подменить его деньгами, сексом, развлечениями и даже насилием. Они полагают, это поможет им обрести счастье, но куда там… На самом деле сама идея поисков счастья является ложной, поскольку счастье приходит не в результате его целенаправленного поиска, но вместе с обретением смысла жизни в самоотверженной плодотворной работе, в наибольшей степени соответствующей нашему стремлению к самовыражению. Счастье – побочный продукт жизни, наполненной смыслом.

Немного иначе об этом сказал Бертран Рассел: «Все, что вам удается, способствует счастью» (3). НЕТ НИЧЕГО ВАЖНЕЕ, ЧЕМ ПОНИМАНИЕ СВОЕГО ЖИЗНЕННОГО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ. Одно из величайших откровений современного мировоззрения – осознание того, что величие человека заключено в нем самом. Св. Павел говорил о разнообразии талантов, которыми обладали ранние христиане, но канадский философ Чарлз Тэйлор блестяще продемонстрировал, что мысль о единственности и уникальности каждого человеческого существа вышла на авансцену философии лишь к концу XVIII века. В частности, поэт Иоганн Готфрид Гердер (1744–1803) писал, что «каждое человеческое существо имеет собственную меру соотношения чувств, свойственную лишь ему». Он говорил о наличии существенных различий между индивидуумами и о том, что каждому нужно выбирать собственный путь в соответствии с присущими ему уникальными свойствами (4). Сегодня мы воспринимаем важность собственного «я» как нечто само собой разумеющееся, примерно столь же естественное, как наличие рук и ног, но так думали не всегда. Безусловно, это представление глубоко современно.

Несмотря на повсеместное распространение этой концепции, лишь очень немногие максимально раскрывают свой потенциал, особенно на работе. С момента публикации книги Уильяма Х. Уайта «Человек Организации» (5) в 1956 г. существовало стереотипное восприятие менеджеров в виде послушных винтиков корпоративного механизма. Забавно, но сам Уайт не разделял эту точку зрения, полагая, что менеджеры должны бороться за то, что они считают правильным, идти своим путем и защищать свою индивидуальность (6). Более того, за минувшие полвека бизнесмены стали намного разнообразнее и колоритнее. Сегодняшний менеджмент стал необыкновенно творческим занятием с огромным полем возможностей для индивидуальных интерпретаций. По Питеру Друкеру, «ничто не было опровергнуто настолько же быстро, как концепция “человека организации”, которая была общепринятой еще 40 лет назад» (7).

Какой другой род деятельности может сравниться по интеллектуальной нагрузке с управлением, которое подразумевает, в частности, создание уникальных инновационных стратегий для каждого товара или услуги; формирование корпоративной культуры; раскрепощение сотрудников и руководство ими; выявление нужд потребителей, опережающее их осознанные пожелания; согласование интересов поставщиков, инвесторов и покупателей; и, конечно же, обеспечение бесперебойной поставки товаров и услуг в целях роста бизнеса и максимизации прибылей? Существует ли столь же быстро меняющаяся, подвижная и непредсказуемая среда? Какое занятие представляет столь же широкий простор для уникальных решений и плодотворной самореализации? Где еще требуется столь же высокая степень сотрудничества и где оригинальность и личная инициатива могут быть вознаграждены столь же щедро?

С этих позиций бизнесу требуются управленцы, максимально раскрывающие свой уникальный потенциал. Ему нужны менеджеры, которые ищут в своей работе смысл.

Понятие смысла уникально. Вы не можете позаимствовать чье-то понимание жизненного предназначения и сделать его своим.

Ваша карьера становится похожа на «Путешествие пилигрима», в котором вы экспериментируете, пробуя разные способы создания чего-то долговечного и уникального, того, что будет иметь для вас непреходящее значение. На этом пути неизбежны неудачи, нельзя исключать и возможность погружения в пучину отчаяния. Но в этих неудачах содержится бесценная информация о том, что ценно для окружающих, и о том, что наиболее важно для вас.

Что общего у смысла жизни с Принципом 80/20?

Достижения, как и успехи, в любой области человеческой деятельности распределяются крайне неравномерно и являются уделом меньшинства. Так обстоят дела в искусстве, шоу-бизнесе, академической науке, политике, спорте и… бизнесе.