Речь может идти и о крупномасштабных закупках какого-либо оборудования за рубежом, которое отсутствовало в природе, и тогда дистанционное управление счетами в банках-посредниках может вестись как из Москвы, откуда выделяются бюджетные деньги компаниям, обещавшим такие закупки осуществить, так и из-за рубежа, где также окажутся зарегистрированы некие компании-посредники. Здесь счет может идти уже на сотни миллионов и даже миллиарды рублей, поскольку масштабы операций гораздо больше, а проверять целый ряд фирм-нерезидентов (для данного города), тем более зарубежных «партнеров», существенно сложнее. Опять-таки для операций выбирается какой-нибудь среднерусский «банчок», в котором доверенными лицами открываются счета для фирм-посредников, отечественных и зарубежных. Выделенные из бюджета суммы дробятся на несколько или множество финансовых потоков, в выбранном банке, располагающем системой интернет-банкинга, они в рамках ДБО конвертируются и переводятся на счета зарубежных фирм в России, после чего осуществляется их трансфер за рубеж. Никаких поставок, естественно, не происходит, но банк формально ничего не нарушает — в его системе интернет-банкинга и БАС происходят какие-то вполне законные операции, за IP-адресами он следить не обязан (то есть он может даже не фиксировать их, как и другую маршрутную информацию в составе СИ, и тем более не анализировать). Через какое-то время из банка начинают направляться запросы на документы, подтверждающие поставки оборудования, но, к сожалению, отвечать на эти запросы давно уже некому, а доверенные лица растворились на бескрайних российских и мировых просторах. В итоге на счетах в зарубежных банках оседают уже сотни миллионов долларов, однако реальные бенефициары остаются неизвестными, а руководство банка недоуменно пожимает плечами и объясняет следователям и Банку России, что никто не ожидал такого эффекта от дистанционного предоставления банковских услуг, и уж теперь-то ДБО лучше и не заниматься! Однако, немалые премиальные, по-видимому, получены…

ДБО через Интернет может использоваться и для подпольной банковской деятельности, при этом организуется имитация производственной, торговой и даже банковской деятельности, то есть в электронном трансфере фигурируют как реально существующие, так и не существующие бумажные» (или «пустые») банки. Одним из примеров является организация фиктивных поставок товаров и услуг за рубеж, за которые впоследствии взимается компенсация НДС, в том числе — в страны СНГ или бывшего СССР. При этом преступным сообществом организуется управляющий центр, в котором концентрируется большое количество идентификационных данных для обслуживаемых банками лиц и подставных фирм, якобы занятых упомянутой деятельностью, которая может продолжаться годами. Результаты ее оцениваются во многие десятки и сотни миллионов долларов, при этом в управляющем центре ведется свой бухгалтерский учет, а банкам, для того чтобы оказаться замешанными в таких операциях и потом — в числе подозреваемых, достаточно просто не обращать особого внимания на то, откуда ведется управление счетами, не анализировать СИ и не проверять реальное существование участвующих в имитируемой «деятельности» банков-контрагентов, предприятий, компаний, индивидуальных предпринимателей и т. д. Правда, в итоге может возникнуть необходимость каким-то образом оправдывать впоследствии перед контролирующими и правоохранительными органами свою невнимательность к тому, что происходит под видом ДБО, или халатность…

В большинстве известных примеров ППД, связанной с финансовыми хищениями и ОД, применяется централизованная схема управления счетами, хотя немало и вариантов с распределенным управлением ими в разных банках, которых объединяет наличие систем ДБО. Велико и количество ситуаций, в которых используются фальшивые ордера клиентов ДБО, в особенности юридических лиц, со счетов которых деньги уходят на счета физических лиц, упоминавшихся «дропперов» (или «дропов»), обналичивающих денежные средства. Несмотря на то что количество подобных случаев велико и ситуации такого рода продолжают множиться, ни у руководства, ни у персонала банков не возникает мыслей хотя бы убедиться в том, что десятки миллионов рублей со счетов тех или иных фирм совершенно законным образом перекачиваются в карманы физических лиц, якобы выполнявших некие дорогостоящие работы. Подобных своего рода «разведпризнаков» можно набрать немало, причем их целесообразно было бы не только использовать в процессе ФМ, но и «увязывать» с процессом УБР, что должно было бы отражаться и во внутрибанковских документах. В этом могла бы проявляться активность высшего руководства банков, заботящихся о своей репутации.

Для прикрытия мошенничеств в киберпространстве используются различные приемы, варьирующиеся от задействования, как отмечалось, так называемых анонимных или слепых прокси-серверов, которые позволяют скрывать истинное местоположение в мировой паутине злоумышленников, управляющих счетами, до сетевых атак типа Denial of Service (DoS) или наиболее опасных — типа Distributed DoS (DDoS) [63] , которыми блокируются вычислительные мощности кредитных организаций и (или) их провайдеров. В то же время наибольший ущерб (по совокупности похищенных средств — за последние несколько лет счет уже идет на миллиарды рублей) наносится клиентам кредитных организаций.

Подавляющее большинство мошенничеств в отношении клиентов ДБО — физических лиц основывается на различных методах так называемой социальной инженерии. Многие виды мошенничеств такого рода, широко распространявшиеся за последние 30 лет в Западной Европе и США, в российских условиях оказались непопулярными из-за исторических различий в развитии инфраструктуры и информационных технологий (скажем, атаки через центры обслуживания или внутриведомственные коммутаторы), вследствие чего здесь они не рассматриваются. Вместо этого весьма быстрое развитие получили способы реализации приемов «социального инжиниринга» на основе вариантов мобильного банкинга. В свою очередь, примерно 70–80 % из них [64] ориентированы на обман владельцев карточных счетов. Ниже приведены отдельные примеры типичных попыток совершения мошенничеств на основе приемов такой разновидности социального инжиниринга (которые тем не менее нередко срабатывают):

• «Проверка персональных данных, перезвоните по указанному номеру телефона».

• «Ваша карта заблокирована, необходимо сообщить пин-код службе безопасности банка по телефону…»

• «Ваша карта заблокирована, необходимо связаться со службой безопасности по указанному номеру телефона».

• «Ваша карта заблокирована Центральным банком РФ, необходимо связаться со справочной службой по указанному номеру телефона» [65] .

• «Отдел безопасности: ваша карта заблокирована, для разблокировки необходимо сообщить ПИН-код».

• «Ваша карта заблокирована по инициативе банка, срочно оплатите долг 1000 рублей. Телефон…»

• «Операции по вашей банковской карте временно приостановлены, справка по указанному телефону».

• «Действие вашей карты приостановлено ввиду взлома ПИН-кода, перезвоните по указанному номеру телефона».

• «Была попытка взлома ПИН-кода, ваша карта заблокирована, срочно перезвоните по указанному номеру телефона».

• «Ваша карта заблокирована, для разблокировки необходимо подойти к ближайшему банкомату и выполнить следующие действия…» [66]

• «Была попытка перевода денег с вашего счета, перезвоните по указанному номеру».

• «С вашей карты списано хх ххх рублей, перезвоните по указанному номеру».

• «С вашего счета произойдет списание на сумму хх ххх рублей, инфо по телефону…»

• «Ваша заявка на перевод в сумме хх ххх рублей принята, перезвоните по указанному номеру».

• «Подготовка перевода на сумму хх ххх рублей с вашего счета завершена, для справки позвоните по указанному номеру телефона».