На обозначенные выше проблемы неоднократно указывалось в ходе рассмотрения Законопроекта № 537952-6 в Государственной Думе РФ. Приведем несколько заключений Правового управления, направленных в Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Заключение по проекту Федерального закона от 06.10.2014 № 537952-6:

Текст новой редакции части первой статьи 187… нуждается в уточнении.

Так, используемый в данной проектной норме термин «электронные средства» следует привести в соответствие с терминологией законодательства Российской Федерации, в том числе Федерального закона от 27 июня 2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее — Федеральный закон № 161-ФЗ) — электронные средства платежа.

Кроме того, анализ положений Федерального закона № 161-ФЗ, в частности пункта 19 статьи 3 и части 2 статьи 301, позволяет сделать вывод о том, что платежные карты являются и электронными носителями информации, и электронными средствами платежа. В этой связи не совсем корректна формулировка проекта об установлении ответственности за соответствующие действия в отношении «поддельных платежных карт… а также электронных средств, электронных носителей информации».

Также следует уточнить характер документов, о которых идет речь в указанной проектной норме.

Заключение от 28 января 2015 г.:

Нуждается в корректировке текст новой редакции части первой статьи 187… поскольку в соответствии с пунктом 19 статьи 3 и частью 2 статьи 30 Федерального закона от 27 июня 2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе»… платежные карты являются одновременно и электронными носителями информации, и электронными средствами платежа.

В проектной редакции части 1 статьи 187 УК РФ вместо термина «иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами», используется формулировка «распоряжения о переводе денежных средств, документы или средства оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса. Следует иметь в виду, что в соответствии с пунктами 1.10-1.12 Положения о правилах перевода денежных средств (утв. Банком России 19 июня 2012 № 383-П) к распоряжениям о переводе денежных средств относятся не только платежные документы — платежные поручения, инкассовые поручения, платежные требования, платежные ордера, банковские ордера, но и не являющиеся платежными документами заявления, уведомления, извещения, запросы, ответы на заявления, составляемые юридическим лицом в электронном виде или на бумажном носителе распоряжения о получении наличных денежных средств с банковского счета юридического лица при недостаточности денежных средств на его банковском счете.

В этой связи отсутствие в тексте проектной редакции части 1 статьи 187 УК РФ каких-либо уточняющих положений, касающихся характера документов, за изготовление с целью сбыта и (или) сбыт которых предлагается установить уголовную ответственность, не позволяет определить, о каких документах идет речь в данной норме, и допускает произвольно широкое толкование понятия «документы» в связи с неопределенностью его содержания для целей указанной статьи УК РФ.

Замечание аналогичного характера вызывает и формулировка «средства оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса, при этом отмечаем некорректность данной формулировки, поскольку каких-либо случаев статья 186 УК РФ не предусматривает.

На наш взгляд, нуждается в уточнении также понятие «электронные средства», предназначенные для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, поскольку законодательство Российской Федерации не содержит определения такого понятия. Если же рассматривать так называемые электронные средства как средства и (или) способы, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов (пункт 19 статьи 3 Федерального закона № 161-АР), то по существу такие «электронные средства, технические устройства…» будут являться средствами изготовления «поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств» и т. д., то есть способом совершения преступления, предусмотренного частью 1 статьи 187 УК РФ.

При таком подходе к изложению диспозиции части 1 статьи 187 УК РФ указанную статью УК РФ необходимо дополнить примечанием, в котором определить, что понимается под тем или иным понятием для целей этой статьи УК РФ.

Кроме того, вряд ли можно признать обоснованным отнесение такой цели, как неправомерное осуществление приема, выдачи, перевода денежных средств, исключительно к изготовлению в целях сбыта или сбыту электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств и компьютерных программ. Очевидно, что поддельные платежные карты, поддельные распоряжения о переводе денежных средств изготавливаются с той же целью.

Предлагаемая редакция рассматриваемой нормы УК РФ не позволяет однозначно определить, относится ли признак подделки только к платежным картам, распоряжениям о переводе денежных средств, документам и средствам оплаты, или же в том числе и к электронным средствам, электронным носителям информации и т. д. Тем более что электронный носитель информации в виде платежной карты может подлежать подделке.

…Предлагаемая редакция части 1 статьи 187 УК РФ не отвечает требованию определенности правовой нормы и нуждается в доработке.

Заключение от 3 апреля 2015 г. аналогично заключению от 28 января 2015 г.

Несмотря на все направленные замечания, закон был принят без их устранения.

Однако, несмотря на перечисленные недостатки, новая норма имеет положительные свойства, которые усиливают уголовную ответственность в сфере платежных технологий и позволят правоохранительным органам эффективнее бороться с преступностью.

Если рассматривать поддельные платежные карты, то ранее существовали определенные пробелы в законодательстве, которые позволяли избежать уголовного наказания либо получить небольшое, не связанное с лишением свободы.

Не являлись уголовным преступлением:

1. Изготовление с целью сбыта и сбыт поддельных предоплаченных платежных (в том числе банковских) карт.

2. Изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения неквалифицированного мошенничества с использованием платежных карт, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

3. Изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения неквалифицированной кражи, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

4. В связи с отсутствием информации от иностранных банков невозможно квалифицировать как преступное действие изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт иностранных банков-эмитентов в целях хищения чужих денежных средств, в крупном (кража) или особо крупном размере (кража, мошенничества с использованием платежных карт).

В случае предъявления поддельной карты для оплаты в торгово-сервисном предприятии данные действия можно было квалифицировать только как покушение на мошенничество с использованием платежных карт. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление (статья 66 УК РФ). Максимальное наказание по части 1 статьи 159.3 — арест на срок до четырех месяцев. Приготовление к указанному виду преступления не подлежит уголовной ответственности, так как уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям (статья 30 УК РФ).