Здесь же гусляры сочиняли, пели и разносили песни по всей Руси. Стоит ли удивляться, что пиры Владимира народ запомнил очень прочно?! Во всех былинах Владимир вечно пирует. Богатыри «мочат» чудовищ, привозят ко двору Владимира то пленного половчанина, то чудище Окаянное, то Соловья-Разбойника. А Владимир все время за столом! Во время пира и награждает богатыря, и принимает решение послать кого-то на очередной подвиг, и общается с пленным…

До сих пор существует традиция дипломатических обедов. На них, конечно, не только поедают всякие вкусности, но обмениваются мнениями, говорят о важных делах, согласовывают политику. И Брежнев давал обеды иноземным послам. И при Медведеве «Коммерсант» каждый раз радует публикацией меню, которым встречают высоких гостей.

Общие обеды или пиршества соратников – обычнейшее дело, и не только чтобы вместе выпить-закусить. На пирах Сталина решались важнейшие вопросы, а книга «Застольные беседы Гитлера» и написана по материалам того, что говорил «сладчайший фюрер» во время торжественных ужинов.

Устраивать пиршество по случаю победы или иного важного события – тоже старинная традиция. Восходя на престол, многие русские императоры XVIII–XIX веков устраивали пиры, в которых народу раздавались подарки, и уж конечно, кормили-поили до отвала. Жареные быки и бочки с водкой и вином – не преувеличение, такие и были масштабы. Но Владимира никто не превзошел!

Во стольном городе во Киеве,У ласкова князя у ВладимираБыло пированьице, почестный пирНа многих на князей на бояров,На могучих на богатырей,На всех купцов на торговыих,На всех мужиков деревенских.

Под соусом этих «пированьиц» сложились целые циклы о князе Владимире Красном Солнышке, о Добрыне, о борьбе с Соловьем-Разбойником, олицетворением племенных князьков, и о богатырских заставах, охранявших границы Руси от «силушки поганой».

В эпоху Сталина была попытка продолжить традицию былин, сочиняя специальные «новины». Но не получилось.

Новины не стали такой же частью фольклора, как былины. И здесь пиар Владимира остался не взятой никем вершиной.

Он сумел произвести впечатление на свой народ. Наверное, он хотел в первую очередь прижизненной славы. Но его пиры стали могучей технологией пиара. И славу он получил – на века.

Постпиар Владимира (Святой и Солнышко). Резюме века легенд

Владимир Красно Солнышко, образ которого, как вы увидите из последующих глав этой книги, слился в народном сознании с образом Владимира Мономаха, дал на удивление эффектную концовку веку легенд.

Народная память избирательна. Может быть, князь Игорь, дед Владимира, был ничем не хуже. Но своей пиар-компании организовать не сумел или не захотел. И мы почти ничего о нем не знаем. Самый малоизвестный и самый малопочитаемый князь.

А вот Владимир Красно Солнышко – это главный герой русского народного эпоса. Вот так, господа современные политики. Читайте. Завидуйте. И если можете – учитесь.

Не по летописям, а «по понятиям» (XI – век меча и креста)

Изяслав, Святослав и Всеволод взяли Бориса в деревянном гробу и, возложив гроб на плечи свои, понесли. Черноризцы же шли впереди, держа свечи в руках, а за ними дьяконы с кадилами, а затем пресвитеры, за ними епископы с митрополитом; за ними же шли с гробом. И, принеся его в новую церковь, открыли раку, и наполнилась церковь благоуханием, запахом чудным; видевшие же это прославили Бога.

«Повесть временных лет»Годы

1015 – Убийство князей Бориса и Глеба.

1019 – Вокняжение Ярослава Мудрого в Киеве.

1026 – Разделение Руси по Днепру между Ярославом Мудрым и Мстиславом Храбрым.

1037 – Постройка Софийского собора в Киеве.

1068 – Нападение половцев на Русь. Восстание в Киеве.

1097 – Ослепление князя Василька Теребовльского.

Вехи

Остаться в истории Мудрым

Тайны личного PR великого князя.

Черноризцы

Духовенство как новый субъект PR.

PRедшественники креатива

На первом подходе к снаряду.

«Лихие 90-е» годы русского тысячелетия

XI век похож на 90-е годы века XX. Происходил передел собственности. На глазах поднимались авторитеты – и гибли в бандитских разборках. Орудовали киллеры. Шли информационные войны. Князья-олигархи скапливали огромные богатства. А народ жил тяжко.

Имидж Ярослава-Георгия

Киевские летописи не без основания называли Ярослава Мудрого «самовластец». «Конунг Ярислейф», как называли его в Скандинавии, постоянно рос в должности. Современники в отношении него употребляли и восточный титул «каган». Каганами звали верховных хазарских князей. А под конец жизни Ярослава его стали попросту именовать царем. То есть цезарем – как самого византийского императора.

Но Мудрым его прозвали не за политические успехи. Мудрым русский великий князь был признан за то, что просвещал Русь. Строил церкви, украшал города, переписывал и переводил книги, распространял грамоту. В общем, это почетное звание досталось ему за вклад в культурное наследие Руси.

ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ (около 978–1054) – его правление пришлось на уникальный для Руси период, когда с юга на нее не накатывали ежегодно волны кочевников. Эта удачная политическая конъюнктура по своему значению для экономики Руси сегодня соответствовала бы высоким мировым ценам на нефть

Тут есть о чем задуматься великим князьям дня нынешнего и завтрашнего. История, как мы уже отмечали, – место тесное, остаться в ней на века – проблема. А остаться так, чтобы тебя поминали добрым словом – это высший пилотаж PR. Что в народе знают сегодня о Ярославе Мудром? Только то, что он мудрый. Кто помнит, что скандинавы звали его «Ярислейфом Скупым»? Кто помнит, что он пришел к власти, беспощадно истребляя собственных братьев? Кто расскажет, что властвовал Ярослав не над всей Русью, а делил власть с братом Мстиславом Храбрым? Почти никто. А вот про «Мудрого» скажет каждый. И помнят это уже 1000 лет.

Взялся он круто. Пример стоял перед глазами – Константинополь, он же Царьград, он же Второй Рим. А чем мы хуже? Главными украшениями византийской столицы считались Софийский собор и крепость с Золотыми воротами. И вот по приказу Ярослава были заложены крепость византийского образца с Золотыми воротами и Софийский собор. Грандиозный храм, в постройке которого принимали участие приглашенные греческие мастера, был отделан мрамором, мозаикой и великолепными фресками. Софийский собор несколько меньших размеров был построен и в Новгороде.

Раз церковь есть, то должен быть и священник. Вместе с основанием Святой Софии Ярослав положил начало русской митрополии. Причем митрополитом стал русский – Иларион. С тех пор традиция велела делать главой церкви на Руси или грека, или русского.

«Сам Ярослав любил чтение и беседы с книжными людьми: он собрал знатоков и поручил переводить с греческого на русский язык разные сочинения духовного содержания и переписывать уже переведенные; таким образом составилась библиотека, которую Ярослав приказал хранить в Святой Софии, – пишет Костомаров. – Киевский князь, как видно, имел намерение освятить в глазах народа свой княжеский род и с этой целью, вскоре по утверждении своем в Киеве, перенес тело Глеба и положил рядом с телом Бориса. С этих пор они начали привлекать к себе народ на поклонение; говорили, что тела их были нетленны, и у гроба их совершались исцеления».