И еще пара:

Фабиана: Чей это мотоцикл?

Буч: Это чоппер, детка.

Фабиана: Чей это чоппер?

Буч: Зеда.

Фабиана: Кто такой Зед?

Буч: Зед мертв, детка. Зед мертв.

Джимми: Нет, позволь задать тебе вопрос. Ты видел у меня перед домом вывеску «Склад дохлых ниггеров»?

Джулс: Нет. Я не видел.

Джимми: А ты знаешь, почему ты не видел эту вывеску?

Джулс: Почему?

Джимми: Да потому что ее там нет! Потому что складировать мертвых ниггеров – это не мое собачье дело, вот почему!

Воспользовавшись начавшейся заварухой, из Новгорода прибыл князь Ярослав (будущий – Мудрый). Естественно, пожаловал не в гости к Святополку. Пришел он во главе новгородской дружины и наемников-варягов (Ярослав был зятем шведского короля, варяги помогали ему и за деньги, и идейно, «по-родственному»). План, который он составлял против отца, удалось, не переписывая, осуществить против старшего брата.

Всего через четыре года после вероломного убийства своих братьев и вокняжения в Киеве, Святополк Окаянный был разбит и подался в бега. Решительная битва произошла на той же реке Альта, рядом с тем самым местом, где был зарезан Борис.

КАРЛ XII – король Швеции (1682–1718). Реально своей славой обязан отцу, от которого унаследовал большую и богатую Швецию. Разгромил Петра I под Нарвой, а через 9 лет под Полтавой сам был разгромлен русскими. Бежал к туркам, потом пробирался домой в парике и с фальшивым паспортом. В конце жизни вел локальные войны с Норвегией. В конце концов был убит выстрелом из фальконета при невыясненных обстоятельствах. Говорят – в спину.

В Швеции почитается национальным героем, однако, как признают сами скандинавы, правление Карла было тяжелым и разорительным, а результаты – самыми плачевными. Именно в итоге бессмысленных войн Карла XII Швеция навсегда потеряла статус Великой европейской державы

В летописи сказано, что тогда на Окаянного нашел какой-то безумный страх. Вероятно, это было психическое расстройство. Он не мог сидеть на коне, и носили его на ручных носилках, прямо как Карла XII перед Полтавой. Так и несли его вплоть до самого Берестья (Бреста).

«Бежим, бежим, за нами гонятся!» – кричал он в беспамятстве. Дружинники отправлялись в разведку – проверить, не гонится ли кто за ними. Никого не было. А Святополк все кричал: «Вот, вот, гонятся, бежим!» – и не давал остановиться ни на минуту. «И забежал он куда-то в пустыню между чехов и ляхов и там кончил жизнь. Могила его в этом месте и до сего дня, и из нее исходит смрад», – говорит летописец.

Объял ли Святополка такой мистический ужас? Смердела ли его могила через века после смерти? Сомнительно… Но яркий черный имидж Святополку был создан.

Умение припечатать политического врага метким словцом, дискредитировать его – такая же часть профессиональной работы политика, как всякая другая. Ярослав блестяще с этой задачей справился. Политики ХХ века не раз пытались действовать так же, но были куда менее успешны.

Большевики приклеили к имени последнего русского царя кличку «Кровавый». А Русская Православная Церковь канонизировала его как страстотерпца… Рейган обозвал СССР «Империей зла» – к США эта кличка обратно и вернулась.

Кто сейчас помнит, кроме профессиональных историков, что Ленин постоянно называл Троцкого эдак «ласково»: «Иудушка Троцкий»? Сталин гнал Троцкого не хуже, чем Ярослав Мудрый Святополка. Совпадают даже отчаянные выкрики Троцкого, старавшегося убежать от страшного врага куда угодно и наконец осевшего в Мексике.

Но даже гениальный пиарщик Сталин не смог «обозвать» Троцкого так, чтобы эта «обзывалка» пристала к нему на века. И могила Троцкого никогда в легендах ГПУ не смердела.

Превратить Троцкого в предателя и негодяя большевики могли – но до Ярослава Мудрого им было расти и расти.

Пиар-концепция «Борис и Глеб»

А дело с Борисом и Глебом постепенно двигалось к канонизации. Когда их причислили к лику святых, эти князья стали считаться покровителями княжеского рода и охранителями русской земли. Их заступничеству и вмешательству охотно приписывались победы русских над врагами. Третий брат, убиенный Святослав, не удостоился такой чести. Вероятно, помешало происхождение от «чехини», то есть католички. Тоже пиар-ход, кстати.

БОРИС И ГЛЕБ Владимировичи (?–1015). Энциклопедии по-разному характеризуют этих двух братьев, сыновей Владимира I. Иногда возвышенно: «Князья, смиренно претерпевшие мученическую смерть, первые среди святых Русской православной церкви». А иногда технологично: «В междоусобной борьбе, вспыхнувшей в 1015 после смерти Владимира, были убиты». В любом случае, их насильственная смерть преподносилась как предостережение: вот что бывает, когда начинается беспредел и каждый тянет одеяло на себя. Княжеские усобицы не уступали по накалу страстей разборкам между современными криминальными авторитетами. И по последствиям – тоже

В 1054 году христианская церковь окончательно разделилась на католическую и православную. Папский легат 16 июля положил на главный алтарь Софийского собора в Константинополе декрет, содержавший анафему византийцам. Патриарх в ответ отлучил папу и всех его последователей от церкви. Таким образом, Бенедикт XVI, получается, тоже еретик. А Иоанн Павел II, он же Кароль Войтыла – тем более.

Культ Бориса и Глеба вначале использовался Ярославом в политических целях – для нейтрализации Святополка и его союзников. Для своего собственного пиара. Но постепенно влияние этих святых возросло. Князья-мученики оказались нужны не только Ярославу и не только на короткий срок. С одной стороны, их судьба демонстрировала христианское смирение – и доныне приходится встречать такое толкование, что они приняли смерть покорно, чуть ли не отказавшись от всякого сопротивления, только лишь повинуясь воле старшего брата.

БЕНЕДИКТ XVI (Йозеф Алоиз Ратцингер, р. 1927). Про его избрание несколько лет назад рассказывают такой анекдот: «Кардиналы заперлись в Ватикане, заседают день, заседают другой – не идет белый дым из трубы Сикстинской капеллы. Выбирают папу уже неделю. На вторую неделю кардиналы разрешили самому старенькому выйти подышать воздухом на балкончик. Журналисты сразу ему – “удочку” с микрофоном. Кардинал долго отказывается что-либо сообщить, но в конце концов не выдерживает: “Одно могу сказать: питерские не пройдут”»

ИОАНН ПАВЕЛ II (Кароль Войтыла, 1920–2005). Первый славянский папа. Убежденный и деятельный антикоммунист. Его роль в крушении советского влияния в странах Восточной Европы еще предстоит прояснить.

Из серии немецких анекдотов про поляков: «Иоанн Павел II приехал с пасторским визитом в Германию и зашел в дешевый супермаркет. На выходе его встретил директор с букетом цветов. Папа растроган: “Скажите, эти цветы потому, что я папа римский, или, может, я у вас миллионный покупатель?” Директор: “Ни то ни другое. Вы – первый поляк, который у нас ничего не скоммуниздил”».

Такой вот дойчланд-юмор, дас ист фантастиш – ха-ха-ха

С другой стороны, мученики-князья воспринимались религиозным массовым сознанием как святые заступники за Русь перед Богом. Наконец, постоянное напоминание о Борисе и Глебе, звучавшее в церквях, служило предостережением о том, какие последствия может иметь междоусобица.