Если вы заполните ваше сознание страхом, сомнением и неверием в свою способность установить контакт с Беско­нечным Разумом и воспользоваться его силами, закон са­мовнушения воспримет это неверие и использует его в ка­честве образца, по которому ваше подсознание будет преоб­разовывать мысль в физическую реальность.

Как ветер, который влечет один корабль на запад, а другой на восток, закон самовнушения поднимет вас или сбросит, в соответствии с тем, как вы настроили паруса своей мысли.

Закон самовнушения, благодаря которому любой чело­век может подняться на поражающие воображение высоты, хорошо описан в следующих стихах:

Если вам показалось: проигран бой, —

Значит, так оно, в общем, и есть.

Если кто не уверен в самом себе,

Синяков ему не перечесть.

Если вам показалось, что навсегда

Вы потеряны и для всех,

Значит, так и будет. Ведь в нас самих

Заключается наш успех.

Если вам показалось, что вам — дано,

Вы должны быть уверены в том.

Обязательно надо поверить в себя,

И победа придет потом.

Может, вам не придется вступать в борьбу,

В поединок с судьбой — никогда,

Но упрямый чудак на вопрос: «Я смогу?»

Отвечает уверенно: «Да!»

Вдумайтесь в эти слова, и вы поймете, что имел в виду поэт.

КАКОЙ ГЕНИЙ СПИТ В ВАШЕМ МОЗГУ

Где-то в глубинах вашей натуры спят семе­на достижений; если их разбудить и дать прорасти, — уро­жай свершений поможет вам подняться на высоты, каких вы никогда не надеялись достичь.

Как музыкант извлекает прекрасную музыку из струн скрипки, так и вы можете разбудить спящего в вашем мозгу гения и с его помощью достичь любой цели, какую вы только перед собой поставите.

Аврааму Линкольну не удавалось ни одно его предприятие, пока ему не исполнилось сорок лет. Он был господин Никто из Ниоткуда, пока в его жизни не произошло великое событие, которое разбудило спящего гения его мозга и сердца и дало миру одного из поистине великих людей. Это событие, смешанное с эмоциями печали и любви, заключалось во встрече с Энн Рат-ледж, единственной женщиной, которую он искренне любил.

Известно, что эмоции любви очень близки к состоянию души, которое именуется верой, и по этой причине любовь тоже очень влияет на преобразование мысленных импульсов в их физический эквивалент. В своих исследованиях автор, проанализировав жизненный путь и достижения сотен выда­ющихся людей, установил, что за достижениями почти каж­дого из них скрывается влияние женщины.

Если вам нужны доказательства силы веры, изучите до­стижения мужчин и женщин, которые использовали ее. И во главе списка мы находим Христа. Вера есть основа хри­стианства, сколько бы люди ни извращали и ни искажали значения этой великой силы.

Сущность учения и достижений Христа, того, что можно истолковать как «чудеса», — не что иное, как вера. Если существует феномен, который можно назвать «чудом», то производит его состояние сознание, известное, как «вера».

Подумаем о силе веры, которую продемонстрировал чело­век, известный всем, — Махатма Ганди из Индии. В нем человечество получило один из самых поразительных приме­ров того, на что способна вера Ганди обладал большей потен­циальной властью, чем любой его современник, и это несмот­ря на отсутствие в его распоряжении инструментов власти, таких, как деньги, боевые корабли, солдаты и военная техни­ка. У Ганди не было ни денег, ни дома, у него не было даже костюма, но он обладал властью. Откуда же она взялась?

Он сам создал ее благодаря пониманию принципа веры и своей способности внушать веру двумстам миллионам человек. Ганди удалось совершить поразительный подвиг: заставить сознания двухсот миллионов человек слиться и действовать как единый мозг.

Какая иная сила на земле, кроме веры, способна на это?

КАК ИДЕЯ СОЗДАЕТ СОСТОЯНИЕ

Вбизнесе и промышленности не обойтись без веры и сотрудничества, поэтому интересно и полезно проанализировать событие, прекрасно иллюстрирующее ме­тод, при помощи которого промышленники и бизнесмены приобретают огромные состояния: они делают это, отдавая,прежде чем получать.

Если вы задумывались над тем, как возникают боль­шие состояния, вам поможет получить ответ история со­здания «Юнайтед Стейтс Стал». Если вы сомневаетесь в том, что человек богатеет, думая, — эта давняя, но очень поучительная история развеет ваши сомнения, потому что вы ясно увидите в ней приложение принципов, описан­ных в этой книге. Это поразительное описание могуще­ства идеи было драматично изложено Джоном Лоуэллом в «Нью Йорк Уорлд Телеграм», и мы перепечатываем ни­жеследующее с его любезного разрешения.

ОТЛИЧНАЯ ПОСЛЕОБЕДЕННАЯ РЕЧЬ О МИЛЛИАРДЕ ДОЛЛАРОВ

Когда вечером 12 декабря 1900 года около восьмидесяти крупнейших финансистов страны собрались в банкетном зале Университетского клуба на Пятой авеню, чтобы оказать честь молодому человеку с Запада, — едва ли полдесятка гостей осознавали, что они станут свидетелями наиболее значитель­ного эпизода в истории промышленности Америки.

Дж. Эдвард Симмонс и Чарлз Стюарт Смит, полные бла­годарности за щедрое гостеприимство, оказанное им Чарл­зом М. Швабом во время их недавнего визита в Питтсбург, организовали обед, чтобы представить тридцативосьмилет­него сталепромышленника банкирам востока страны. Но они никак не ожидали, что он произведет такое впечатление. Они даже предупредили его, что нью-йоркские бизнесмены в крахмальных сорочках не реагируют на ораторское искус­ство и что, если он не хочет наскучить Стиллманам, Гарри-манам и Вандербилтам, ему нужно ограничиться пятнадца-тью-двадцатью минутами вежливых, но пустых слов и на этом кончить.

Даже Джон Пирпонт Морган, сидевший справа от Шва­ба, как подобало его величию, намеревался присутство­вать на банкете очень недолго. А что касается прессы и публики, событие ожидалось настолько незначительное, что вряд ли заслуживало упоминания на следующий день в газетах.

Итак, два почтенных хозяина и их гости съели обычные семь или восемь блюд. Собравшиеся разговаривали мало и сдержанно. Немногие банкиры и брокеры раньше встреча­лись с Швабом, чья карьера разворачивалась в Питтсбурге, и никто не знал его хорошо. Но еще до окончания вечера все они — и вместе с ними «Господин Деньги» Морган — вскочили, и был зачат ребенок стоимостью в миллиард дол­ларов — корпорация «Юнайтед Стейт Стал».

Истории не повезло: никто не записал речь, произнесен­ную Чарли Швабом на этом обеде.

Однако весьма вероятно, что речь была непритязатель­на и даже в чем-то неправильна (потому что тонкости языка никогда не беспокоили Шваба), зато полная острот и пронизанная умом. Но помимо этого, она обладала галь­ванической силой и подействовала на пять миллиардов дол­ларов, представленных собравшимися за обедом. После того как она была окончена и собравшиеся все еще находились под впечатлением услышанного (Шваб проговорил целых де­вяносто минут), — Морган отвел выступавшего в укромную нишу у окна, и там, сидя на высоких неудобных стульях, они беседовали еще около часа. Конечно, многое значила магия личности Шваба, но гораздо важнее оказалось то, что он развернул полнокровную четкую программу создания сталь­ной корпорации. Многие и раньше пытались заинтересовать Моргана созданием стального треста наподобие корпораций, выпускающих проволоку, сахар, резину, виски, масло или жевательную резинку. Пытался это сделать известный свои­ми аферами Джон У. Гейтс, но Морган ему не поверил. Под­бирались к нему братья Билл и Джим Мур, чикагские броке­ры, которым удалось сколотить спичечную корпорацию, но и у них ничего не вышло. Лицемерный провинциальный юрист Элберт X. Гэри тоже попытался договориться, но не произ­вел впечатления. И до тех пор, пока Шваб своим красноре­чием не увлек Моргана на высоты, с которых тот смог уви­деть перспективы наиболее грандиозного финансового пред­приятия из всех когда-либо затевавшихся, проект считался бредом сумасшедшего.

Финансовый магнетизм, который поколение назад начал притягивать друг к другу маленькие и незначительные ком­пании, превращая их в крупные и конкурентоспособные, дей­ствовал и в сталелитейной промышленности благодаря изоб­ретательности жизнерадостного пирата-бизнесмена Джона У. Гейтса. Гейтс уже создал «Американ Стал энд Уайр Компа-ни» из множества мелких концернов, а вместе с Морганом организовал «Федерал Стал». Но по сравнению с гигантским вертикальным трестом Эндрю Карнеги, которым владели и управляли пятьдесят три партнера, все остальные комбина­ции казались незначительными. Даже если бы они соедини­ли свои усилия, то не смогли бы даже слегка оцарапать орга­низацию Карнеги, и Морган это знал.