Время от времени бывает необходимо изменить планы, принятые для достижения определенной главной цели. Де­лайте эти изменения без колебаний. Ни один человек не обладает предвидением, которое позволило бы ему строить планы, не нуждающиеся в изменениях и переменах.

Если кто-либо из членов вашего дружеского союза утра­чивает веру в закон сверхразума, немедленно замените его другим человеком.

Вы не достигнете успеха, если вас окружают неверные или недружественные помощники, какова бы ни была ваша определенная главная цель. Успех основан на верности, вере, искренности, сотрудничестве и других позитивных силах, которыми нужно заряжать окружение.

Объект вашей определенной цели должен стать вашим «коньком». Вы должны постоянно ездить на этом «коньке»; вы должны спать с ним, есть с ним, играть с ним, работать с ним, жить с ним и ДУМАТЬ с ним. Для тех, кто ВЕРИТ, что может достичь своей определенной главной цели, не существует невозможного. Не признают они и временных поражений. Они ЗНАЮТ, что добьются успеха, и если один план подводит, они тут же заменяют его другим.

Если существует одно слово, которое должно первым вспо­минаться после этого урока, то это слово НАСТОЙЧИ­ВОСТЬ!

Природу нельзя обмануть. Она отдаст вам объект ваших стремлений только тогда, когда заплатите ее цену, и цена эта – НЕПРЕРЫВНЫЕ, НЕУСТУПАЮЩИЕ, НАСТОЙ­ЧИВЫЕ УСИЛИЯ!

Урок третий

УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ

Вы сможете это сделать, если поверите, что сможете!

Развитие уверенности в себе начинается с устранения демона, который называется страх; этот демон сидит у человека на плече и нашептывает ему: «Ты не смо­ жешь это сделать… ты боишься попробовать… ты боишься общественного мнения… ты боишься поражения… ты боишь­ся, что тебе не хватит способностей».

Но мы можем загнать этого демона в угол. Наука нашла смертоносное оружие, способное обратить его в бегство, и урок уверенности в себе позволит вам использовать это ору­жие в борьбе со старейшим врагом прогресса — страхом.

Первый шаг к устранению страхов — изучение источни­ков, откуда мы их унаследовали.

ФИЗИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ

Каждый человек в ‘физической и духов­ной форме получает два типа наследия. Один известен как физическое, а другой — социальное наследие.

Наиболее важная часть характера человека приобретается с помощью социальной наследственности; под ней мы по­нимаем методы, с помощью которых одно поколение дей­ствует на сознание представителей другого поколения, пе­редавая суеверия, верования, легенды и идеи, в свою оче­редь унаследованные от предыдущих поколений.

Используя закон социальной наследственности, всякий получивший контроль над мозгом ребенка может с помощью интенсивного обучения закрепить в сознании ребенка любую мысль, истинную или ложную, таким образом, что ребенок будет считать ее верной и воспринимать как часть своей личности, точно так же как любую клетку или орган своего тела (и ее природу будет так же трудно изменить).

Теперь, поняв, как действует закон социальной наслед­ственности, изучающий курс готов рассмотреть источники, из которых человек наследует   главные страхи.

Существуют мириады разновидностей страха, но нет более смертоносных, чем страх бедности и старости. Мы загоняем свое тело, как раба, потому что боимся бедности и хотим на­копить денег для… для чего? .. для старости! Эта распростра­ненная форма страха так подгоняет нас, что мы изнуряем свой организм и вызываем именно то, чего стараемся избежать.

Какая трагедия — наблюдать за человеком, который заго­няет себя, достигнув сорок первого верстового столба своей жизни — возраста, когда он созревает в умственном отноше­нии. В сорок лет человек только-только становится способ­ным видеть, понимать и воспринимать страницы рукописи природы, какие видны в лесу, и в текущих ручьях, и на лицах взрослых и детей, но дьявол страха так сильно подго­няет его, что он слепнет и теряется в лабиринте противоречи­вых желаний. Забыт принцип организованных усилий, и вместо того чтобы овладеть силами природы, которые окру­жают его, и позволить увлечь его к вершинам достижений, человек игнорирует их, и они становятся разрушительными.

Возможно, ни одна из этих сил природы не способствует в такой степени расцвету человека, как принцип самовну­шения, но непонимание этого принципа приводит в боль­шинстве случаев к такому его использованию, что он ста­новится не помощью, а помехой.

Давайте приведем примеры того, как возникает непони­мание великих сил природы.

Перед нами человек, встретившийся с каким-то разоча­рованием: друг оказался неверным или сосед проявил рав­нодушие. Человек решает (при участи самовнушения), что все люди недостойны доверия и все соседи неотзывчивы. Эти мысли так глубоко закрепляются в его подсознании, что окрашивают все его отношение к другим людям. Вер­нитесь к тому месту второго урока, где говорится о том, что господствующие в сознании мысли притягивают людей с аналогичными мыслями.

Используйте закон притяжения, и вы скоро поймете, почему неверующий притягивает других неверующих.

Возьмем обратный случай.

Перед нами человек, который во всех встречных видит только лучшее. Если соседи его равнодушны, он не обраща­ет на это внимания: он сделал своим делом заполнять со­знание доминирующими оптимистичными мыслями, хоро­шим настроением и верой в других. Если с ним говорят резко, он отвечает мягко. Согласно тому же самому вечному закону притяжения он привлекает к себе внимание людей, отношение которых к жизни и доминирующие мысли гар­монируют с его собственными.

Всмотримся в этот принцип внимательней.

Перед нами человек, получивший хорошее образование и способный принести пользу миру. Где-то когда-то он слышал, что скромность — великая добродетель, а пробиваться вперед на сцене жизненной игры означает проявлять эгоизм. Этот человек входит через заднюю дверь и незаметно занимает ме­сто в заднем ряду, пока остальные игроки смело выходят впе­ред. Наш герой остается в заднем ряду, потому что боится, «что о нем скажут». Общественное мнение, вернее, то, что он принимает за общественное мнение, загнало его в задние ряды, и мир ничего о нем не слышит. Образование он получил на­прасно, потому что боится дать миру знать, что он им облада­ет. Он постоянно внушает себе (используя тем самым вели­кую силу самовнушения себе во вред), что должен оставаться позади, чтобы не подвергаться критике, как будто критика способна причинить ему вред или помешать ему достичь цели.

А вот другой человек, родившийся в бедной семье. С са­мого первого дня он помнит только бедность. Он слышит разговоры о бедности. Он чувствовал на своих плечах ледя­ную руку бедности, и она произвела на него такое впечат­ление, что он закрепил его в сознании как проклятие, ко­торому обязан подчиняться. Подсознательно он становится жертвой верования «кто был беден, всегда будет беден», и это верование становится доминирующей мыслью его мозга. Он напоминает запряженную лошадь, которая забыла, что в ее силах сбросить упряжь. Самовнушение стремительно отбрасы­вает его в задние ряды жизни. И он становится неудачником.

Всякое честолюбие исчезает. Больше к нему не приходят воз­можности,или он их не замечает. Он смирился со своей судь­бой! Хорошо известно, что способности мозга, подобно мыш­цам тела, атрофируются и сморщиваются, если их не использо­вать. Уверенность в себе не исключение. Она развивается, когда ею пользуются, и исчезает, когда не используется.

Один из главных недостатков унаследованного богатства в том, что такое богатство очень часто ведет к безделью и утрате веры в себя. Вот история одного мальчика, родившегося в Вашингтоне. Говорят, его наследственное состояние состав­ляло сто миллионов долларов. Когда ребенка вывозили на прогулку в коляске, его окружали няньки и помощницы ня­нек, телохранители и другие слуги, которые должны были следить, чтобы с ребенком ничего не случилось. Проходили годы, но ребенка продолжали окружать бдительные слуги. Ему не приходилось самому одеваться: для этого был слуга. Слуги присматривали за ним, когда он спал и когда играл. Ему не позволяли делать ничего такого, что мог бы за него сделать слуга. Мальчик дорос до десяти лет. Однажды он играл во дворе и заметил, что заднюю калитку оставили открытой. За всю жизнь он ни разу не выходил со двора один, и естествен­но, именно это ему и хотелось сделать. Он воспользовался тем, что слуги не смотрели в сторону калитки, выбежал и погиб под машиной, не добежав до середины улицы.