Эти болезненные проявления в настоящее время считают­ся вредными, и потому сами бдения становятся редкими».

Чтобы понять принцип действия мысленного внушения во время религиозных бдений, нужно разобраться в том, что называют психологией толпы.Психологи уверены в том, что психология толпы в целом существенно отличается от пси­хологии индивидов, составляющих эту толпу. Может быть тол­па, состоящая из индивидов, и толпа, в которой эмоциональная природа составляющих единиц сливается в одно целое. Переход от толпы первого типа к толпе второго типа происходит под влиянием искреннего внимания, глубоко эмоционального пе­реживания или общего интереса. Когда происходит такая пере­мена, толпа превращается в единое целое, интеллект и эмоцио­нальный контроль которого находится на уровне слабейших членов. Этот факт, который обычному читателю может пока­заться поразительным, тем не менее хорошо известен и призна­ется ведущими современными психологами; на эту тему напи­сано много интересных статей и книг. Главная особенность этого единого организма-толпы — повышенная внушаемость, подат­ливость на эмоции, живое воображение и действия по принци­пу имитации — все эти черты характеризуют психологию при­митивного человека. Иными словами, толпа проявляет атавизм,или возврат к ранним особенностям вида.

Дайалл в своей «Психологии единого сознания аудитории» предполагает, что сознание людей, слушающих опытного оратора, претерпевает своеобразный процесс, именуемый «слиянием»: слушатели, утрачивая на время индивидуаль­ные черты, до определенного предела превращаются в едино­го индивида, с характеристиками порывистого юноши двад­цати лет, поглощенного высокими идеями, но испытываю­щего недостаток рассудительности и силы воли.Тард, фран­цузский психолог, придерживается тех же взглядов.

Профессор Джозеф Джастроу в своей книге «Факты и вы­мыслы в психологии» пишет: «В возникновении такого состо­яния сознания ведущую роль играет неназванный фактор — фактор мысленного заражения. Ошибка расцветает в толпе. В общем сочувствии каждый находит дом… Никакое заражение не может быть таким коварным в истоке, таким трудно опре­делимым заранее, обязательно оставляющим свои семена, ко­торые в любой момент проявят свое коварство, как мысленное заражение — зараза страха, паники, фанатизма, беззакония, суеверия или ошибки… Короче, ко многим факторам, способ­ствующим обману, мы должны добавить снижение критичес­ких способностей, наблюдательности, рациональности, пора­жающее толпу. Фокуснику легче действовать перед большой аудиторией, потому что, помимо других причин, ему легче вызвать восхищение и сочувствие, легче заставить людей забыться и впасть в некритическое состояние страны чудес. Кажется, что способность к критическому восприятию у тол­пы, как у цепи, зависит от самого слабого звена».

Профессор Ле Бон в книге «Толпа» пишет: «Чувства и идеи всех собравшихся принимают одно и то же направле­ние, сознание личности исчезает. Образуется коллективное сознание, конечно, временное, но обладающее отчетливыми характеристиками. Собрание превращается в то, что я, за неимением лучшего термина, назову организованной тол­пой, или, если предпочтительней, психологической толпой. Образующееся единое существо подчиняется законам пси­хологии толпы… Наиболее поразительные черты этой пси­хологии следующие. Как бы ни отличались друг от друга члены толпы, какими бы разными ни были их образ жизни, занятия, характер, уровень интеллекта, то, что они транс­формировались в единую толпу, дает им нечто вроде кол­лективного сознания, которое, в свою очередь, позволяет им чувствовать, действовать и думать совсем не так, как думает, чувствует и действует каждый индивид отдельно. Существуют определенные идеи и чувства, которые возни­кают и трансформируются в действия только в том случае, если индивиды создают толпу… В толпе аккумулируется глупость, а не природный ум. В коллективном сознании интеллект отдельных индивидов, а следовательно, и их ин­дивидуальность, ослабевает… Тщательные наблюдения под­тверждают, что индивид, на какое-то время погруженный в толпу, скоро впадает в особое состояние, которое напоми­нает гипноз… Сознательная личность исчезает, воля и кри­тические способности утрачиваются. Все чувства и мысли определяются указаниями гипнотизера… Под влиянием вну­шения человек способен на действия с непреодолимой стре­мительностью. Эта стремительность особенно непреодоли­ма именно в толпе, взаимодействие ее усиливает. Больше того, самим фактом участия в организованной толпе чело­век спускается на несколько ступеней по лестнице цивили­зации. Изолированный, он может быть культурным инди­видом; в толпе он варвар, то есть существо, действующее инстинктивно. Он действует спонтанно, свирепо, яростно и одновременно с энтузиазмом и героизмом примитивного существа, которое он напоминает также тенденцией совер­шать действия, противоположные своим очевидным инте­ресам и привычкам. Индивид в толпе — это песчинка в море песка, и ветер движет ею по своей воле».

Профессор Дейвенпорт в книге «Примитивные черты рели­гиозных бдений» пишет: «Разум толпы странно напоминает ум примитивного человека. Большинство людей в толпе могут быть по эмоциям, мыслям, характеру далеки от примитивного состо­яния, тем не менее результат всегда один и тот же. Стимуляция немедленно вызывает действие. Доводы разума не действуют. Холодный рациональный оратор проигрывает выступающему, который использует эмоции. Толпа мыслит образами, и обра­щенная к ней речь должна принять такую форму. Образы ре­ально ничем не связаны и сменяют друг друга, как слайды в проекционном фонаре. Отсюда, разумеется, следует, что перво­степенное значение имеет апелляция к воображению… Толпа едина и руководствуется не разумом, а эмоциями. Эмоции — более естественная связь, потому что эмоционально люди раз­личаются значительно меньше, чем интеллектуально. Справед­ливо также, что в тысячной толпе общее количество эмоций намного превосходит сумму, которую можно получить, сложив эмоции составляющих толпу индивидов. Причина в том, что внимание толпы всегда — обстоятельствами или лидером — направлено к неким общим идеям, как, например, к «спасе­нию» во время религиозных бдений… и эмоции каждого инди­видуума определяются не только идеей или паролем, но и тем, что он сознает: все в толпе взволнованы этой идеей или паро­лем, и это усиливает его эмоции. Соответственно в огромной степени усиливается объем эмоций толпы. Как и в случае с умом примитивного человека, воображение разрушило плоти­ну, сдерживавшую эмоции, и они превращаются в дикий энту­зиазм или дьявольскую ярость».

Исследователь внушения понимает, что люди, собравши­еся на бдение, не только подвержены воздействию эффекта «единого сознания», возникающего по законам психологии толпы, и потому их способность к сопротивлению ослабля­ется, но они находятся под влиянием еще двух очень силь­ных форм мысленного внушения. Добавляется мощное юз-действие лидера, очень сходное с внушением гипнотизера, а также внушение имитиации, связанное с воздействием всей толпы на индивида.

Как замечает в своих психологических исследованиях Дер-кхейм, средний индивид «запуган массой» — окружающей его толпой — и испытывает своеобразное психологическое воздействие, исходящее просто от большого количества лю­дей. Внушаемый человек не только попадает под влияние проповедника и возгласов его слушателей; он попадает так­же под непосредственное влияние окружающих, тех, кто рядом с ним испытывает эмоции и проявляет их внешне. Действует не только голос пастуха, но и звук колокольчика вожака и имитативная тенденция стада, которая заставляет овцу прыгать, потому что прыгнула предыдущая овца (и так далее, пока не прыгнет самая последняя); нужна лишь сила примера вожака, чтобы привести в движение все стадо. Это не преувеличение — человек в минуты паники, страха или любой другой сильной эмоции проявляет имитативную тенденцию овцы, тенденцию стада скота или табуна лоша­дей «понести», следуя примеру вожака.